Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00
Суббота: (по записи) 11:00-14:00

НОВОСТИ

ВС разобрался, применимы ли нормы о неосновательном обогащении при споре по договору подряда
10.08.2022
ВС разобрался, применимы ли нормы о неосновательном обогащении при споре по договору подряда
x
51

Как указано в определении, суды не стали устанавливать юридически значимые обстоятельства, необходимые для правильного разрешения спора, а применили исключительно нормы о неосновательном обогащении.

Одна из экспертов отметила, что в рассматриваемом случае налицо ненадлежащий способ защиты нарушенного права со стороны истца и игнорирование судами специальных норм права, регулирующих правоотношения, вытекающие из договора подряда. Другая подчеркнула, что ВС оправданно защитил интересы ответчика, установив наличие между сторонами договора подряда, в связи с которым спор будет рассмотрен по существу.

Верховный Суд в Определении по делу № 16-КГ22-11-К4 не позволил взыскать неосновательное обогащение с подрядчика, который выполнил практически все предусмотренные договором работы, за исключением тех, от которых заказчик отказался.

18 января 2014 г. Георгий Мозолев (заказчик) заключил договор с Юрием Кочетовым (подрядчик), который принял на себя обязательство выполнить работы по ремонту и отделке частного дома собственными силами в соответствии с условиями договора, а также заданием, включающим план-график. Заказчик обязался создать условия для выполнения работ, принять результат и оплатить стоимость работ в сроки, установленные договором.

Договор также предусматривал обязательство подрядчика выполнить все работы надлежащего качества в объеме и сроки, предусмотренные договором с приложениями, сдать дом «под ключ». Работы должны выполняться с 1 февраля 2014 г. по 1 октября 2015 г., с возможностью продления на срок, в который подрядчик не мог выполнить их по вине заказчика.

В счет исполнения обязательств по договору в период с 1 марта 2014 г. по 14 октября 2016 г. заказчик оплатил подрядчику 4,2 млн руб., что подтверждалось расписками о получении денежных средств. Считая, что предусмотренные договором работы в полном объеме подрядчиком не были выполнены, а полученные денежные средства в соответствующем размере не возвращены, Георгий Мозолев обратился в суд.

В иске указывалось, что для завершения не выполненных ответчиком работ привлекались иные подрядчики, которым была произведена оплата на общую сумму 902 тыс. руб., что, по мнению истца, является неосновательным обогащением ответчика.

Решением Волжского городского суда Волгоградской области от 11 февраля 2020 г. исковые требования были удовлетворены в полном объеме. Суд, исследовав и оценив представленные доказательства, пришел к выводу, что в обязанности ответчика входило в том числе выполнение работ, предусмотренных договорами истца с иными подрядчиками и оплаченных им в полном объеме. Принимая во внимание, что договором подряда от 18 января 2014 г. стоимость работ определена исходя из общей площади жилого дома, а не по видам и объемам работ, суд определил, что установить стоимость не выполненных ответчиком работ не представляется возможным. Учитывая, что иной стоимости работ, кроме указанной в договорах Георгия Мозолева с иными подрядчиками, суду не представлено, возражений ответчиком по данному вопросу не заявлено, суд определил величину оплаченных истцом, но не выполненных ответчиком работ в 902 тыс. руб.

Апелляционным определением Волгоградского областного суда от 3 июня 2021 г. решение первой инстанции было оставлено без изменения. Апелляция отметила, что ответчик, возражая против удовлетворения исковых требований, пояснил, что практически все предусмотренные договором работы были им выполнены, за исключением внутренней отделки стен (обоями) и пола (паркетом) из-за отказа заказчика от их проведения. По ходатайству ответчика в целях определения объема и стоимости невыполненных работ определением Волгоградского областного суда от 29 октября 2020 г. была назначена судебная экспертиза. Согласно выводам, содержащимся в экспертном заключении, на дату осмотра было установлено наличие внутренней отделки стен обоями и пола паркетом, определена ее площадь, а также стоимость в 346 тыс. руб.

Волгоградский областной суд, приняв указанное экспертное заключение в качестве надлежащего и допустимого доказательства установления объема и стоимости не выполненной ответчиком работы, согласился с выводами первой инстанции в части определения величины неосновательного обогащения на стороне ответчика. Суд кассационной инстанции согласился с выводами нижестоящих судов.

Не согласившись с такими решениями, Юрий Кочетов направил кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, где просил отменить указанные судебные акты как незаконные. Рассмотрев дело, ВС напомнил, что в силу п. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). Суд отметил, что для возникновения обязательства из неосновательного обогащения необходимо одновременное наличие трех условий: обогащения; обогащения за счет другого лица; отсутствия правового основания для такого обогащения.

Судебная коллегия приняла во внимание, что ответчик, возражая против предъявленных к нему требований, ссылался на то, что для квалификации отношений, возникающих из неосновательного обогащения, юридическое значение имеет не всякое обогащение за чужой счет, а лишь неосновательное обогащение одного лица за счет другого. Также заявитель подчеркивал, что взысканные судом денежные средства в размере 902 тыс. руб. ответчик передал не ему, а третьим лицам.

Со ссылкой на п. 4 ст. 453 ГК Суд напомнил, что стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству, до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. При этом когда до расторжения или изменения договора одна из сторон, получив от другой стороны исполнение обязательства по договору, не исполнила свое обязательство либо предоставила другой стороне неравноценное исполнение, к отношениям сторон применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения.

ВС также разъяснил, что требование из неосновательного обогащения при наличии между сторонами обязательственных правоотношений может возникнуть вследствие исполнения договорной обязанности при последующем отпадении правового основания для такого исполнения, в том числе при объективной невозможности получить встречное предоставление по договору в полном объеме или частично.

В силу п. 1 ст. 307.1 и п. 3 ст. 420 ГК к договорным обязательствам общие положения об обязательствах применяются, если иное не предусмотрено правилами об отдельных видах договоров, содержащимися в названном кодексе и иных законах, а при отсутствии таких специальных правил – общими положениями о договоре, уточняется в определении. Соответственно, материальным законом закреплена субсидиарность кондикционных исков, и положения о неосновательном обогащении подлежат применению постольку, поскольку нормами о соответствующем виде договора не предусмотрено иное.

ВС также заметил, что заказчик может отказаться от исполнения договора в соответствии как со ст. 715, так и со ст. 717 ГК (при наличии между сторонами правоотношений, вытекающих из договора бытового подряда, – в соответствии со ст. 731). При этом указанные нормы в зависимости от оснований отказа заказчика от исполнения договора предусматривают различные правовые последствия в виде взаимных представлений сторон по прекращаемому договору, а также объем завершающих обязательств заказчика и исполнителя, пояснил ВС. Он добавил, что нижестоящие суды, признав наличие между сторонами правоотношений, вытекающих из договора подряда, не стали устанавливать юридически значимые обстоятельства, необходимые для правильного разрешения спора, а применили исключительно нормы о неосновательном обогащении. «Между тем суду надлежало дать основанную на правильном применении норм материального права квалификацию сложившихся между сторонами правоотношений, для чего следовало установить юридически значимые для этого обстоятельства, распределить бремя их доказывания и разрешить спор с учетом положений закона, регулирующих соответствующие договорные отношения», – подчеркивается в определении.

Кроме того, отмечается в документе, суд апелляционной инстанции принял экспертное заключение в качестве надлежащего и допустимого доказательства, не допускающего неоднозначного толкования и достоверно устанавливающего объем и стоимость не выполненной ответчиком работы в размере 346 тыс. руб. Вместе с тем, указал ВС, апелляционной инстанцией был сделан вывод, противоречащий установленным им же фактическим обстоятельствам дела, о том, что с ответчика подлежит взысканию неосновательное обогащение в 902 тыс. руб.

Суд также учел, что при обжаловании апелляционного определения Юрий Кочетов в кассационной жалобе указывал на несоответствие выводов апелляционной инстанции обстоятельствам дела и доказательствам. Заявитель подчеркивал, что такой вывод Волгоградского областного суда сделан также без учета того, что спецификация к договору подряда от 18 января 2014 г. не составлялась, равно как и акт невыполненных работ; претензии по качеству и срокам работ заказчик не предъявлял; в расписках о получении денежных средств не указывалось, за какие именно работы они переданы, в связи с чем установить объем невыполненных работ не представляется возможным. ВС констатировал, что судом кассационной инстанции эти доводы были оставлены без внимания.

Таким образом, Верховный Суд усмотрел в определениях апелляционной и кассационной инстанций существенные нарушения норм материального и процессуального права, вследствие чего отменил их, направив дело на новое апелляционное рассмотрение.

Начальник судебного управления юридической компании «ЭЛКО профи» Малика Король в комментарии «АГ» отметила, что в рассматриваемом случае налицо ненадлежащий способ защиты нарушенного права со стороны истца и игнорирование судами специальных норм права, регулирующих правоотношения, вытекающие из договора подряда.

По мнению эксперта, в данном споре наблюдается формальный подход нижестоящих судов, которые ограничились проверкой освоения аванса, в то время как необходимо было установить более широкий круг обстоятельств: соблюден ли порядок расторжения договора подряда, предъявлялись ли заказчиком претензии к объему выполненных работ до привлечения третьих лиц, составлялся ли соответствующий акт. Кроме того, судами не дана оценка наличия или отсутствия вины подрядчика с учетом просрочки со стороны заказчика, пояснила Малика Король.

Она обратила внимание, что если приобретение (сбережение) имущества стороной сделки произошло в результате нарушения условий договора, то нормы о неосновательном обогащении неприменимы. Эксперт убеждена, что ВС верно обратил внимание, что в ГК предусмотрен специальный механизм на случай, если подрядчик не выполняет работу либо делает ее медленно. В такой ситуации заказчику надлежало официально заявить отказ от договора подряда и потребовать возмещения убытков, добавила она.

«Правовая позиция Верховного Суда защищает подрядчиков от недобросовестных действий заказчиков, направленных на искусственное снижение цены выполненных работ, поскольку доказать наличие оснований для возмещения убытков в порядке, например, ст. 715 ГК, сложнее, чем по неосновательному обогащению», – резюмировала Малика Король.

Адвокат МГКА «Горбачев и партнеры» Анастасия Иванова заметила, что ВС не впервые рассматривает ситуацию, когда между сторонами сложились договорные правоотношения, которые на дату рассмотрения спора в суде не прекращены, однако спор рассмотрен нижестоящими судами исключительно с применением норм о неосновательном обогащении (Определение от 29 марта 2022 г. № 46-КГ21-45-К6).

Эксперт поделилась, что в правоприменительной практике сложилось так, что, пока договор действует и ни одна из сторон не отказалась от его исполнения, суды должны разрешить спор с учетом норм, регулирующих соответствующие договорные отношения.

При этом Анастасия Иванова подчеркнула, что законодательство не предусматривает среди условий возникновения неосновательного обогащения прекращение договора, указывая на отсутствие правовых оснований для сбережения или приобретения имущества, что не является сходным с прекращением договорных отношений. «Нормы о неосновательном обогащении подлежат применению только тогда, когда обязательство перестало существовать. Именно поэтому, полагаю, ВС справедливо защитил интересы ответчика, установив наличие действующего между сторонами договора подряда, в связи с которым спор будет рассмотрен по существу», – в заключение добавила эксперт.


Анжела Арстанова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razobralsya-primenimy-li-normy-o-neosnovatelnom-obogashchenii-pri-spore-po-dogovoru-podryada/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66