Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00
Суббота: (по записи) 11:00-14:00

НОВОСТИ

ВС указал, какие высказывания защитника могут привести к отмене приговора
12.12.2022
ВС указал, какие высказывания защитника могут привести к отмене приговора
x
57

Согласившись с представителем Генпрокуратуры, Суд признал, что адвокатом и ее подзащитным на присяжных заседателей было оказано незаконное воздействие путем доведения до них информации, не относящейся к фактическим обстоятельствам дела.

В комментарии «АГ» защитник подчеркнула, что выводы ВС РФ считает абсолютно необоснованными, поскольку сведения, которые она доводила до присяжных, полностью соответствуют действительности. Она добавила, что государственный обвинитель «вырвал» из контекста некоторые ее слова и указал их в своем представлении.

Верховный Суд РФ опубликовал Кассационное определение по делу № 5-УДП22-114сп-А1, которым отменил оправдательный приговор, вынесенный присяжными заседателями в отношении мужчины, обвиняемого в убийстве малолетнего ребенка, в связи с допущенными им и стороной защиты нарушениями уголовно-процессуального закона.

Вынесение приговора

Приговором Московского городского суда от 22 декабря 2021 г., постановленным на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, Вали Хамроев был признан виновным за истязание малолетней девочки, за что был осужден к четырем с половиной годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Данным приговором Вали Хамроев также был оправдан по обвинению в убийстве этой девочки и умышленном причинении ей вреда здоровью.

Не согласившись с приговором, государственный обвинитель направила апелляционное представление, в котором просила отменить приговор, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе со стадии судебного разбирательства. В документе заявлено о нарушении ст. 252 и ч. 7 ст. 335 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела, поскольку стороной защиты систематически доводились до присяжных заседателей сведения, не подлежащие исследованию с их участием. Гособвинитель указывала, что стороной защиты давалась оценка работе следственных органов, подвергалось сомнению соблюдение уголовно-правовой процедуры получения исследованных доказательств, т.е. оспаривалась их допустимость.

В возражениях на апелляционное представление защитник Вали Хамроева – адвокат АП Московской области Фируза Камолова – просила оставить приговор в этой части без изменения.

Апелляционный суд не выявил нарушений со стороны защитника

Изучив материалы дела, Первый апелляционный суд общей юрисдикции не нашел оснований для отмены или изменения приговора. Суд признал, что уголовное дело было рассмотрено судом с участием присяжных заседателей по ходатайству осужденного. Апелляционный суд счел, что приговор в отношении Вали Хамроева постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, основанным на всестороннем и полном исследовании представленных сторонами доказательств.

Апелляция нашла несостоятельными доводы государственного обвинителя о нарушении требований ст. 252, 335 УПК РФ в ходе судебного следствия и прений сторон. Так, в апелляционном определении указано, что председательствующий судья своевременно реагировал на высказывания участников процесса, выходящие за пределы судебного разбирательства с участием присяжных заседателей, давал присяжным заседателям необходимые разъяснения. В том числе поясняется, что председательствующий остановил защитника, выступающую со вступительным заявлением, когда ею давалась оценка еще не исследованным доказательствам, отклонял вопросы защитника, выходившие за пределы судебного разбирательства.

«Вопреки доводам государственного обвинителя сторонами, в том числе стороной защиты, во время выступления в прениях не допускалось существенного искажения содержания исследованных доказательств, стороны ссылались только на доказательства, которые исследовались с участием присяжных заседателей, обращали внимание на те обстоятельства, которые соответствовали избранной позиции, давали свою оценку доказательствам, что соответствует принципам уголовного судопроизводства, является реализацией принципа состязательности сторон», – подчеркнул апелляционный суд. Кроме того, он отметил, что вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, сформулированы председательствующим с учетом результатов судебного следствия, прений сторон, а сам вердикт является ясным, не содержит противоречий.

Доводы кассационного представления

Впоследствии первый заместитель Генерального прокурора РФ Анатолий Разинкин направил кассационное представление в Верховный Суд РФ, в котором поставил вопрос об отмене приговора, апелляционного определения в отношении Вали Хамроева и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. В документе указывается: во вступительном слове защитник заявила, что «мы провели много экспертиз, которые полностью опровергают позицию обвинения», что не соответствовало действительности. Приобщенные к делу заключения (рецензии) специалистов судом были признаны недопустимыми доказательствами, то есть присяжные заседатели были введены в заблуждение и до их сведения было доведено содержание недопустимых доказательств, пояснил Анатолий Разинкин.

Он также отметил: адвокат сообщила, что многочисленные повреждения, не находящиеся в причинно-следственной связи со смертью ребенка, якобы не были обнаружены в начале расследования, а «это было выявлено на 16 месяце», тем самым подменила данные об обнаружении телесных повреждений сведениями об окончательной квалификации содеянного. Это, по мнению генпрокуратуры, создало условия для формирования у присяжных заседателей недоверия к позиции стороны обвинения. «Вступительное слово было завершено защитником фразой о том, что подсудимый считает, что виновата скорая помощь, которая не оказала профессиональную помощь, и что присяжным будет разъяснено, какая помощь была оказана и почему ребенок умер в результате этой помощи, тем самым было сформировано негативное отношение к работникам скорой помощи, которые были допрошены в качестве свидетелей обвинения, однако это высказывание осталось без надлежащего реагирования со стороны председательствующего», – указано в кассационном представлении.

Гособвинитель подчеркнул, что стороной защиты были поставлены под сомнение оглашенные в судебном заседании показания свидетелей – двух несовершеннолетних девочек, так как адвокат сообщила присяжным, что, поскольку свидетели на момент дачи показаний следователю находились в детском доме, правдивость и добровольность их показаний не подтверждены.

Кроме того, как сообщил Анатолий Разинкин, защитником были допущены существенные искажения выводов судебно-медицинских экспертиз и обстоятельств, связанных с оказанием неотложной медицинской помощи потерпевшей. В представлении указано: адвокат отметила, что есть проблемы с финансированием экспертных учреждений, поэтому есть проблемы с экспертизами. Защитник заявила, что эксперт Б. признал свою ошибку в части определения времени наступления смерти и указал в последнем заключении, что часть повреждений могла произойти при падении с высоты собственного роста. Эти высказывания, как подчеркнул автор кассационного представления, противоречат выводам экспертиз.

Анатолий Разинкин указал, что имело место комплексное и целенаправленное искажение стороной защиты представленных обвинением доказательств, связанных прежде всего с установлением характера и механизма причинения насильственной смерти малолетней девочке. Также в кассационном представлении отмечено, что в апелляционном определении содержатся лишь обобщенные формулировки о том, что судебное разбирательство проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, оценка доводам представления прокурора относительно искажения доказательств стороной защиты, ссылок на неисследованные и недопустимые доказательства, применение недозволенных методов расследования в определении не дана.

В возражениях на кассационное представление Фируза Камолова поясняла, что доводы представления необоснованны, и просила оставить их без удовлетворения.

ВС отменил оправдательный приговор

Рассмотрев материалы дела, ВС РФ напомнил, что в соответствии с ч. 1 ст. 389.25 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые, в частности, повлияли на содержание данных присяжными заседателями ответов.

Судебная коллегия отметила, что в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 335 УПК РФ во вступительном заявлении защитник высказывает согласованную с подсудимым позицию по предъявленному обвинению и предлагает порядок исследования представленных им доказательств. ВС указал, что в нарушение данных требований закона адвокат Фируза Камолова во вступительном заявлении сообщила о том, что были проведены экспертизы, которые полностью опровергают позицию обвинения. Суд согласился с позицией Генпрокуратуры о том, что это высказывание защитника не соответствовало действительности, в связи с чем присяжные заседатели были введены в заблуждение.

Доводы защитника, содержащиеся в письменных возражениях на кассационное представление, о том, что в своем высказывании она имела в виду заключения других экспертиз, ВС посчитал несостоятельными, поскольку только исследования специалистов были проведены по запросу стороны защиты, в отличие от других экспертиз, которые были назначены на основании соответствующих постановлений следователя в отсутствие ходатайств со стороны защиты.

Верховный Суд добавил, что в прениях сторон защитник подвергла сомнению добровольность дачи показаний свидетелями – несовершеннолетними девочками, в которых они сообщали сведения, относившиеся к фактическим обстоятельствам дела с учетом предъявленного Хамроеву обвинения, подвергнув тем самым сомнению допустимость данных показаний. ВС также указал, что адвокат, давая оценку выводам судебно-медицинского эксперта, указала на то, что «экспертные учреждения – это бюджетные учреждения, и есть проблемы с финансированием, поэтому есть проблемы с экспертизами», то есть допустила высказывание, не соответствующее требованиям закона, подвергающее сомнению надлежащее исполнение экспертами своих профессиональных обязанностей.

«Кроме того, в соответствии с выводами, содержащимися в заключениях судебно-медицинских экспертиз, признанными судом допустимыми доказательствами, смерть девочки наступила от механической асфиксии, развившейся в результате сдавления органов шеи петлей. Между тем защитник заявила, что “мы считаем, что эта петля выдумана экспертами”, тем самым подвергнув сомнению объективность выводов эксперта, при этом какого-либо реагирования, предусмотренного законом, со стороны председательствующего не последовало», – отмечается в кассационном определении.

Суд также принял во внимание довод Генпрокуратуры о том, что Вали Хамроевым при выступлении с последним словом также неоднократно нарушались требования закона. Так, осужденным было сообщено присяжным заседателям, что его жене не позволили дать свидетельские показания, ей стали угрожать следователи, несмотря на то что председательствующим ему было сделано соответствующее замечание, он вновь стал пояснять об этом, уточнил ВС.

Таким образом, Верховный Суд заключил, что Вали Хамроевым и стороной защиты были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, в результате чего на присяжных заседателей было оказано незаконное воздействие путем доведения до них информации, не относящейся к фактическим обстоятельствам дела. Суд посчитал, что по делу допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, которые не получили должной правовой оценки со стороны суда апелляционной инстанции. В связи с этим, ВС отменил приговор и апелляционное определение, а дело направил на новое судебное рассмотрение в Московский городской суд, отметив, что необходимо выполнить требования уголовно-процессуального закона и создать надлежащие условия для объективного и справедливого разрешения дела.

Комментарий защитника

Адвокат Фируза Камолова в комментарии «АГ» отметила, что выводы Судебной коллегии ВС РФ считает абсолютно необоснованными. «Дело в том, что создавалось такое впечатление, что коллегия в составе из трех судей не изучала материалы уголовного дела и полностью скопировала в свое определение все доводы кассационного представления. При проведении судебного заседания председательствующий огласил полностью кассационное представление, мои же возражения не были оглашены. Также представитель Генпрокуратуры смог полностью изложить свои доводы в судебном заседании. Когда же я стала выступать с возражениями, мне не дали до конца высказаться, отмечая, что я якобы выступаю не по делу», – поделилась адвокат.

Фируза Камолова подчеркнула: все, что она сообщила в своем вступительном слове, полностью соответствует действительности. Она пояснила, что было проведено несколько экспертиз, которые полностью опровергают позицию обвинения. «Это выражение соответствует действительности. Я в своих возражениях указала, в каких томах имеются мои ходатайства о проведении дополнительных экспертиз. Мы также и устно ходатайствовали об этом, когда поставили под сомнение многочисленные телесные повреждения девочки», – отметила адвокат.

Она добавила, что не утверждала о том, что многочисленные повреждения у ребенка были выявлены на 16-м месяце следствия. «Я сказала следующее: почти 15 месяцев Хамроева обвиняли в умышленном убийстве малолетнего ребенка, и на 16-м месяце появилось обвинение в телесных повреждениях», – уточнила Фируза Камолова. Адвокат отметила, что абсолютно не подвергает сомнению законность дачи показаний свидетелями – девочками 6 и 8 лет: «Просто я подчеркнула тот факт, что изначально одна из них поясняла, что Хамроев был очень добрый, никогда не обижал, давал подарки, однако через полтора месяца на передопросе следователя девочка дала полностью противоположные показания».

Фируза Камолова поделилась, что выражение о проблемах с финансированием экспертных учреждений принадлежит не ей, а эксперту Б., что подтверждает аудиозапись на ее телефоне. «Я лишь ссылалась на его слова, отмечая, “Мы же не будем, как нам выразился Б., обращать внимание, что экспертные учреждения – это бюджетные учреждения и плохо финансируются, давайте разберемся на основании тех экспертиз, на основании того материала уголовного дела, который нам позволено вам показывать и доказывать свою позицию”», – рассказала она. По мнению адвоката, государственный обвинитель «вырвал» из контекста данные слова и указал их в кассационном представлении.

Фируза Камолова подчеркнула, что эксперт Б. не смог объяснить, каким образом петля оказалась на шее ребенка, в то время как ее шея была полностью целой, без каких-либо повреждений. «Не было убийства, был несчастный случай неправильно оказанной помощи со стороны сотрудников скорой помощи. Я просто распечатала все документы из уголовного дела, которые были оглашены, и на их основании высказывалась», – резюмировала адвокат. В заключение она добавила, что будет участвовать в судебном заседании при новом рассмотрении этого уголовного дела и намерена доказать невиновность ее подзащитного.

 

Анжела Арстанова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-ukazal-kakie-vyskazyvaniya-zashchitnika-mogut-privesti-k-otmene-prigovora/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66