Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

ВС указал, когда представление неправильного документа не является подлогом
23.03.2023
ВС указал, когда представление неправильного документа не является подлогом
x
122

Суд напомнил, что ответственность по ч. 5 ст. 327 УК наступает за незаконное использование поддельного документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей.

Один из адвокатов заметил, что практика нижестоящих судов идет вразрез с разъяснениями Пленума ВС РФ, наличие которых не останавливает суды в вынесении противоречащих закону решений. Второй полагает: даже не опираясь на позицию Конституционного Суда, нижестоящие инстанции вполне могли определить, что свидетельство о регистрации гражданина по месту жительства носит уведомительный характер и не является документом, предоставляющим права или освобождающим от обязанностей.

Верховный Суд опубликовал Кассационное определение № 5-УД22-159-К2 от 22 февраля, в котором напомнил нижестоящим инстанциям, представление каких документов подпадает под ч. 5 ст. 327 УК «Подделка, изготовление или оборот поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей или бланков».

Мировой судья судебного участка № 364 района Хамовники г. Москвы признал Романа Ли виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 327 УК РФ, и приговорил к 460 часам обязательных работ. Суд установил, что 10 марта 2021 г. при рассмотрении административного дела в Хамовническом районном суде г. Москвы мужчина по требованию судьи предъявил свидетельство о регистрации по месту пребывания, выданное 14 августа 2020 г. ОВМ ОМВД России по району Хамовники г. Москвы. Однако согласно заключению эксперта оттиск гербовой печати, расположенный в свидетельстве, выполнен способом цветной струйной печати, а следовательно, является изображением. Из ответа ОВМ ОМВД России по району Хамовники г. Москвы от 22 марта 2021 г. следовало, что указанное свидетельство на имя Романа Ли не выдавалось.

В опровержение доводов стороны защиты о ненадлежащем предмете преступления мировой судья указал, что согласно диспозиции ч. 5 ст. 327 УК уголовной ответственности подлежит лицо за использование заведомо подложного документа независимо от предоставления ему данным документом каких-либо прав или освобождения от каких-либо обязанностей. С таким выводом согласился суд апелляционной инстанции, кассация также оставила решение в силе.

Роман Ли подал жалобу в Верховный Суд. Он указал, что суд неправильно применил уголовный закон, а вывод о том, что при осуждении по ч. 5 ст. 327 УК за использование заведомо подложного документа не имеет значения, предоставлял ли ему этот документ права или освобождал от обязанностей, является ошибочным. Данная позиция противоречит разъяснениям Верховного Суда, изложенным в п. 11 Постановления Пленума от 17 декабря 2020 г. № 43 «О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 324–327.1 Уголовного кодекса».

Кроме того, в жалобе отмечалось, что судья П. не должна была участвовать в суде апелляционной инстанции при рассмотрении уголовного дела, поскольку ранее рассматривала жалобу Романа Ли в порядке ст. 125 УПК. Также суд кассационной инстанции против его воли назначил защитника и не рассмотрел вопрос о прекращении уголовного дела по предусмотренному ст. 14 УПК основанию.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия по уголовным делам ВС отметила, что ответственность по ч. 5 ст. 327 УК наступает за незаконное использование поддельного документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей. В постановлении Пленума № 43 даны следующие разъяснения: предметом незаконных действий, предусмотренных ч. 1–4 ст.327 УК, являются поддельные паспорт гражданина, а также удостоверение и иные официальные документы, относящиеся к предоставляющим права или освобождающим от обязанностей (п.4); в ч. 3 и 5 ст. 327 УК под использованием заведомо поддельного (подложного) документа понимается его представление по собственной инициативе или по требованию уполномоченных лиц и органов в соответствующее учреждение либо должностному лицу, иным уполномоченным лицам в качестве подлинного в целях получения (подтверждения) права, а равно освобождения от обязанности (п. 10); использование заведомо поддельного (подложного) документа, указанного в ч. 3 и 5 ст. 327 УК, квалифицируется как оконченное преступление с момента его представления с целью получения прав или освобождения от обязанностей независимо от достижения данной цели (п. 11).

Верховный Суд сослался на правовую позицию Конституционного Суда из Определения от 29 октября 2020 г. № 2552-О, согласно которой, предусмотрев уголовную ответственность за использование заведомо подложного документа, законодатель наделил правоприменителя правом в каждом конкретном случае оценивать свойства документа и признавать его либо предоставляющим права (освобождающим от обязанностей), либо нет и в зависимости от этого привлекать или не привлекать к ответственности за использование документа как подложного.

ВС отметил также, что в нарушение ст. 389.9 УПК суд апелляционной инстанции, проверяя по жалобе осужденного законность, обоснованность и справедливость приговора, не учел положения ст. 8 УК РФ, ст. 297, 307 УПК, а Второй кассационный суд общей юрисдикции не устранил нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона. При новом апелляционном рассмотрении уголовного дела подлежат проверке в том числе основания для прекращения производства по делу в силу малозначительности деяния.

Суд заметил: мнение Романа Ли о том, что недопустимо участие судьи при рассмотрении уголовного дела по существу, если этот судья ранее рассматривал его жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ, ошибочно. В стадии досудебного производства по уголовному делу не предрешаются вопросы предстоящего рассмотрения уголовного дела по существу, поэтому не исключается участие судьи как в рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, так и в рассмотрении уголовного дела. Назначение судом защитника вопреки воле осужденного также не противоречит закону, поскольку суд вправе не согласиться с его отказом от защитника, указал ВС. Он направил дело на новое рассмотрение в апелляцию.

В комментарии «АГ» адвокат Адлерского филиала № 1 г. Сочи «Краснодарской краевой коллегии адвокатов» Михаил Мануков заметил, что практика нижестоящих судов идет вразрез с разъяснениями ВС РФ, изложенными в п. 11 Постановления Пленума № 43, наличие которых не останавливает суды в вынесении решений, противоречащих сути закона. По мнению адвоката, данная проблема есть практически во всех вопросах правоприменения, так как у судьи фактически нет никакой ответственности за «неправильные» решения, а до Верховного Суда добираются единицы из тысяч.

Нижестоящими судами не учтен предмет незаконных действий предусмотренных ч. 3–5 ст. 327 УК РФ, тогда как Конституционный Суд изложил в Определении № 2552-О/2020 позицию о том, что законодатель наделил правоприменителя правом в каждом конкретном случае оценивать свойства документа и признавать его либо предоставляющим права (освобождающим от обязанностей), либо нет и в зависимости от этого привлекать или не привлекать к ответственности за использование документа как подложного. Тем самым нижестоящие суды нарушили ст. 8 УК РФ и ст. 297 УПК, указал адвокат.

В то же время Михаил Мануков не согласился с мнением ВС о недопустимости участия судьи при рассмотрении уголовного дела по существу, если этот судья ранее рассматривал его жалобы в порядке ст. 125 УПК, а также в вопросе назначения судом защитника вопреки воле осужденного.

Адвокат АП г. Москвы Владимир Воронин полагает: даже не опираясь на позицию Конституционного Суда, нижестоящие инстанции вполне могли определить, что свидетельство о регистрации гражданина по месту жительства носит уведомительный характер и не является документом, предоставляющим права или освобождающим от обязанностей. «Суть изначального дела состояла в возможности обвиняемого обратиться с административным иском в определенный районный суд. Право на обращение в суд не зависит от наличия или отсутствия свидетельства о регистрации», – указал он.

Верховный Суд, возвращая дело в апелляционную инстанцию, отметил, что необходимо рассмотреть вопрос о малозначительности. «Однако, на мой взгляд, необходимо более детально изучать приговор суда. Возможно, нужно ставить вопрос об отсутствии состава преступления, в связи с тем что в приговоре не приведены конкретные доказательства того, что деяние обладает признаками общественной опасности, которые позволили бы признать это деяние преступлением. В любом случае интересно будет проследить за дальнейшей судьбой дела», – отметил Владимир Воронин.

 

Марина Нагорная

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-ukazal-kogda-predstavlenie-nepravilnogo-dokumenta-ne-yavlyaetsya-podlogom/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66