Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Запрос полиции в коммерческую организацию может быть обжалован в порядке ст. 125 УПК
26.12.2023
Запрос полиции в коммерческую организацию может быть обжалован в порядке ст. 125 УПК
x
295

Как отметила кассация, проверка законности деятельности органа дознания по истребованию сведений, касающихся экономической деятельности организации с точки зрения законных поводов и оснований для истребования, не касается перечисленных в Постановлении ВС № 1 вопросов.

В комментарии «АГ» представитель кооператива отметил, что для коммерческой организации важно четкое определение «правил игры» при проведении проверок госорганами в связи с необходимостью планирования деятельности и сохранения коммерческой тайны.

Шестой кассационный суд общей юрисдикции признал возможность обжалования в порядке ст. 125 УПК запроса полиции отдельно от рассматриваемого по существу дела с учетом того, что запрос основан на материале проверки, занесенном в книгу учета сообщений о преступлениях.

В сельскохозяйственный производственный кооператив «Племзавод имени Е. Андреева» поступил запрос начальника ОМВД России по Моргаушскому району Чувашской Республики М. Мясникова, датированный 30 августа 2022 г., о предоставлении оборотно-сальдовой ведомости по четырем счетам, ведомости выдачи заработной платы и списка всех работников. При этом начальник РОВД сослался на зарегистрированный материал проверки рег. № 2330 КУСП от 8 июня 2020 г. по обращению О. о возможных противоправных действиях работников кооператива и на ст. 13 Закона о полиции.

Посчитав запрос незаконным, поскольку запрашиваемые документы содержат не только сведения, составляющие коммерческую тайну, но и персональные данные членов и работников, председатель кооператива подал жалобу в порядке ст. 125 УПК в Моргаушский районный суд ЧР.

Кроме того, как следует из запроса, обращение О. является не сообщением о преступлении либо об административном правонарушении, а обращением о возможных противоправных действиях. Следовательно, в силу буквального толкования ст. 13 Закона о полиции документы не могут быть получены полицией по обращениям, не являющимся сообщениями о преступлениях, административных правонарушениях либо о происшествиях.

Также, по мнению заявителя жалобы, запрос не соответствует требованиям п. 1 ст. 6 Закона о коммерческой тайне, поскольку не представлено доказательств, что М. Мясников является уполномоченным лицом, проводящим проверку сообщения о возможных противоправных действиях; не указано также, в рамках какой процедуры запрашиваются документы (по КоАП либо по УПК, либо по Закону об ОРД); не указан срок предоставления информации.

Суд, рассмотрев жалобу, заметил, что по смыслу закона не подлежат обжалованию в порядке ст. 125 УПК действия (бездействие) и решения, проверка законности и обоснованности которых относится к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу (отказ следователя и дознавателя в проведении процессуальных действий по собиранию и проверке доказательств, в возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела или уголовного преследования и назначении лицу меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа; постановления следователя, дознавателя о привлечении лица в качестве обвиняемого, о назначении экспертизы и т.п.). «Поскольку проверка законности и обоснованности процессуальных действий по собиранию и проверке доказательств относится к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу, суд считает необходимым отказать в принятии жалобы к рассмотрению», – отмечается в постановлении.

Не согласившись с решением суда, председатель кооператива подал апелляционную жалобу, в которой посчитал необоснованным вывод первой инстанции о том, что запрос информации у коммерческой организации не подлежит обжалованию в порядке ст. 125 УПК. Истребование документации должностным лицом органа государственной власти у коммерческой организации является вмешательством в свободу экономической деятельности, закрепленную в ст. 8 Конституции РФ, а также не соответствует разъяснениям, вытекающим из Определения Конституционного Суда РФ от 7 апреля № 821-О/2022.

3 августа ВС ЧР вынес апелляционное постановление, которым отказал в удовлетворении жалобы. Он сослался на п. 3.1 Постановления Пленума ВС № 1 от 10 февраля 2009 г. «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ», согласно которому не подлежат обжалованию в порядке ст. 125 УПК действия (бездействие) и решения, проверка законности и обоснованности которых относится к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу, в частности касающиеся процессуальных действий по сбору доказательств. Так, согласно п. 7 Постановления № 1 следует выяснять, в том числе, имеется ли предмет обжалования в соответствии со ст. 125 УПК, содержит ли жалоба сведения, необходимые для ее рассмотрения. В случае отсутствия в жалобе предмета обжалования она в соответствии со ст. 125 УПК не может быть принята к производству.

ВС ЧР заметил, что из содержания запроса следует, что он основан на ст. 13 Закона о полиции в связи с проводимой проверкой по материалу № 2330 КУСП. Вопреки доводам апелляционной жалобы, суд первой инстанции с учетом нормативных положений действующего законодательства обоснованно вынес постановление об отказе в принятии к рассмотрению жалобы в порядке ст. 125 УПК. Действие должностного лица органа дознания, связанное с истребованием сведений по материалу проверки, не относится к действиям, способным причинить ущерб конституционным правам и свободам заявителя либо затруднить доступ к правосудию.

Рассматривая жалобу кооператива, Шестой кассационный суд общей юрисдикции заметил, что, принимая решение об отказе в принятии жалобы заявителя, суд сослался на отсутствие предмета рассмотрения в порядке ст. 125 УПК, указав, что доводы жалобы сводятся к необходимости оценки действий, связанных со сбором доказательств по уголовному делу, проверка законности и обоснованности которых относится к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу. Вместе с тем информация запрашивалась не в рамках уголовного дела, а лишь со ссылкой в запросе должностного лица на материал проверки, зарегистрированный в КУСП.

Кассация сослалась на п. 4 Постановления № 1 (ред. от 28 июня 2022 г.), согласно которому исходя из положений ч. 1 ст. 125 УПК могут быть обжалованы решения и действия (бездействие) должностных лиц в связи с их полномочиями на осуществление уголовного преследования. По смыслу ч. 3 ст. 5 Закона об ОРД в порядке ст. 125 Кодекса могут быть также обжалованы решения и действия должностных лиц, органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность по выявлению, пресечению преступлений, а также проверке поступивших заявлений и иных сообщений о совершенном или готовящемся преступлении в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания.

В порядке ст. 125 УПК по материалу в рамках судебного контроля требовалась проверка законности запроса органом внутренних дел сведений у коммерческой организации, в частности действительно ли запрос от 30 августа 2022 г. связан с проведением реальной проверки в порядке ст. 144 УПК, зарегистрированной в КУСП от 8 июня 2020 г., касающейся деятельности коммерческой организации; относились ли запрашиваемые сведения к предмету проверки. При этом какое-либо уголовное дело не расследовалось.

Кассационный суд добавил, что проверка законности деятельности органа дознания по истребованию сведений, касающихся экономической деятельности коммерческой организации, с точки зрения законных поводов и оснований для такого истребования не касается перечисленных в п. 3 Постановления № 1 вопросов, относящихся к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу (в частности, отказа следователя и дознавателя в проведении процессуальных действий по сбору и проверке доказательств: постановления следователя, дознавателя о привлечении лица в качестве обвиняемого, о назначении экспертизы и т.п.). Таким образом, имелись основания для проверки судом в порядке ст. 125 УПК законности истребования органом дознания сведений у коммерческой организации, в частности поводов и оснований для такого истребования.

Однако, указал Шестой КСОЮ, судом первой инстанции оценка этим обстоятельствам не дана, а в принятии жалобы к производству отказано. Судом апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционной жалобы допущенные нарушения не устранены. Более того, в апелляционном постановлении указано, что содержание запроса в рамках проводимой проверки КУСП соответствует требованиям Закона о полиции. Тем самым суд апелляционной инстанции фактически приступил к проверке и оценке изложенных заявителем доводов, высказав в принятом решении свои суждения относительно законности действий должностного лица об истребовании сведений в форме запроса. При этом суд нарушил общие положения уголовно-процессуального законодательства о рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК в форме осуществления правосудия по правилам состязательного судопроизводства в судебном заседании, при проведении которого вправе участвовать, в том числе, заявитель и иные заинтересованные лица. Вопреки доводам апелляционного постановления, истребование информации органом внутренних дел затрагивало права и законные интересы кооператива, в том числе на коммерческую тайну. В итоге Шестой КСОЮ отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в Моргаушский районный суд ЧР.

В комментарии «АГ» представитель кооператива адвокат КА «Объединенная коллегия адвокатов Чувашской Республики» Сергей Ванюков отметил, что для коммерческой организации важно четкое определение «правил игры» при проведении проверок госорганами в связи с необходимостью планирования деятельности и сохранения коммерческой тайны.

Он обратил внимание, что ранее в «АГ» был опубликован материал об Определении КС № 3233-О/2022, которое касается особенностей истребования информации у коммерческой организации. «Дело в том, что органы полиции нередко истребуют у коммерческих организаций различную информацию, и данное дело – не исключение. В кооператив постоянно поступали запросы из полиции в связи с обращениями граждан, с неизвестными мотивами. Поскольку в запросе от 30 августа 2022 г. не было указано, по какой процедуре проводится проверка, то первоначально кооператив обратился в АС ЧР, который определением от 20 марта 2023 г., устоявшим во всех последующих инстанциях, прекратил производство по делу. Согласно позиции арбитражных судов, поскольку запрос был направлен в рамках материала проверки, он не подлежит обжалованию в порядке гл. 24 АПК. Также арбитражные суды согласились с позицией ВС ЧР о том, что подобные запросы не обжалуются в порядке ст. 125 УПК, поскольку истребование должностным лицом доказательств не причиняет ущерб и правам и свободам коммерческой организации», – рассказал адвокат.

Сергей Ванюков добавил, что ранее кооператив обжаловал подобный запрос информации полицией, поступивший 13 января 2023 г., о предоставлении копий учредительных документов, копий протокольных решений об избрании председателя кооператива, сведений о количестве членов с отображением полных анкетных данных, копий протокольных решений о реализации движимого и недвижимого имущества за период с 1 января 2007 г. по декабрь 2022 г. с приложением подтверждающих документов о продаже и оприходовании денежных средств; инвентаризационных описей основных средств за период с 2007 г. по настоящее время; списка всех работников кооператива за период с 1 января 2007 г. по 31 декабря 2022 г. Тогда в определении от 23 мая 2023 г. Шестой КСОЮ согласился с позицией нижестоящих судов о том, что запросы полиции не обжалуются в порядке ст. 125 УПК, поскольку истребование документов не нарушает права коммерческой организации. Однако буквально через полгода – в определении от 29 ноября 2023 г. – Шестой КСОЮ изменил свою позицию», – заметил он.

Самым сложным в этом деле Сергей Ванюков назвал изменение отношения судей и иных правоприменителей к адресатам запросов не как к объектам хранения данных, а как к субъектам прав. Позиция прокуратуры такова, что если в обращении гражданина содержится описание состава экономического преступления публичного обвинения, то проведение проверки и истребование информации необходимы, даже если заявитель жалобы не имеет никакого отношения к коммерческой организации. «Изменение этого отношения, соблюдение баланса частного и публичного интересов, уважение частной собственности в аспекте защиты коммерческой тайны – необходимость для предпринимательского сообщества, еще более актуальная в непростой экономической ситуации. Для коммерческих организаций важно, чтобы споры решались в порядке ГПК и АПК, а не УПК. Данное дело – очередное подтверждение, что настойчивость и системность подхода меняют судебную практику», – резюмировал адвокат.


Марина Нагорная

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/zapros-politsii-v-kommercheskuyu-organizatsiyu-mozhet-byt-obzhalovan-v-poryadke-st-125-upk/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66