Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Защитнику удалось добиться возврата в апелляцию дела об умышленном причинении легкого вреда здоровью
20.10.2023
Защитнику удалось добиться возврата в апелляцию дела об умышленном причинении легкого вреда здоровью
x
127

Как счел ВС, в этом деле решение по апелляционным жалобам защитника в интересах осужденного и частного обвинителя апелляцией не принято, а указано об оставлении без удовлетворения апелляционной жалобы осужденного, которая в деле отсутствует.

В комментарии «АГ» защитник осужденного отметил, что такие нарушения встречаются нечасто и в большинстве случаев игнорируются судами или расцениваются ими как несущественные и не повлиявшие на исход дела. По мнению одного из адвокатов, выводы ВС обоснованны, поскольку указание апелляцией о том, что была рассмотрена жалоба осужденного, а не защитника, является нарушением закона. Другой полагает, что для решения проблемы целесообразно установить ответственность судей за вынесение некачественных приговоров или иных судебных актов, что будет способствовать большей внимательности при их постановлении.

Верховный Суд опубликовал Кассационное определение от 10 октября по делу № 71-УД23-7-кЗ, в котором выявил нарушение судом апелляционной инстанции порядка рассмотрения апелляционных жалоб по уголовному делу, которое не было исправлено кассацией.

В марте 2022 г. мировой судья признал Максима Ломоносова виновным в умышленном причинении легкого вреда здоровью Г., вызвавшем кратковременное расстройство здоровья (ч. 1 ст. 115 УК РФ). Тем самым ему было назначено наказание в виде штрафа в 30 тыс. руб., с осужденного в пользу потерпевшей также была взыскана компенсация морального вреда на аналогичную сумму. Впоследствии апелляция оставила приговор в силе. В свою очередь кассация отменила акты нижестоящих судов в части разрешения гражданского иска потерпевшей о компенсации морального вреда, причиненного преступлением. Уголовное дело в этой части было направлено на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. В остальном решения нижестоящих судов кассация оставила без изменения.

В кассационной жалобе в Верховный Суд защитник осужденного, адвокат АП Калининградской области Александр Иванов указал, что обжалуемые им судебные акты вынесены с нарушением требований уголовно-процессуального закона, что повлияло на исход дела. Он оспорил оценку, данную судом исследованным доказательствам, со ссылкой на то, что, кроме показаний потерпевшей, иные доказательства, подтверждающие виновность Ломоносова в инкриминируемом деянии, отсутствуют. Таким образом, выводы суда первой инстанции основаны на предположениях. Заявитель жалобы также обратил внимание Верховного Суда на отсутствие в деле постановления о назначении судебно-медицинской экспертизы по факту установления причинения вреда здоровью Г. – имеется лишь заключение эксперта, являющееся недопустимым доказательством, поскольку без постановления о назначении экспертизы оно не обладает свойствами относимости и достоверности. В связи с этим отсутствие такого документа лишило осужденного возможности реализовать свои права в рамках ст. 198 УПК РФ, а вопрос об установлении вреда здоровью потерпевшей, механизме его образования также не выяснен и не установлен.

Заявитель жалобы добавил, что в двух экспертных заключениях имеются противоречивые выводы, а дело было рассмотрено с «обвинительным уклоном», поскольку мировой судья нарушил порядок исследования письменных доказательств, самостоятельно и без учета мнения сторон решив, какие листы дела необходимо огласить, а также по собственной инициативе огласил поступившее из отдела полиции постановление о назначении экспертизы и приобщил его к делу. Защитник добавил, что судья необоснованно отказывал в удовлетворении ряда ходатайств, заявленных стороной защиты, и не дал оценки ее доводам. В свою очередь, формулировка обвинения не соответствует фактическим обстоятельствам, установленным в ходе судебного следствия, а механизм образования повреждений, указанный в заявлении, отличается от описанного в ходе допроса потерпевшей в судебном заседании. При этом показания ряда свидетелей опровергают выводы суда о виновности осужденного, как и факт отсутствия у него телесных повреждений на руках.

В жалобе указывалось и на то, что потерпевшая оговорила Ломоносова, свидетели обвинения заинтересованы в исходе дела, стороной обвинения не доказаны причинение морального вреда Г. и обоснованность его суммы, а апелляция и кассация не устранили нарушения закона, допущенные судом первой инстанции. Защитник добавил, что в резолютивной части апелляционного постановления отсутствует решение по жалобе защитника, а имеется решение, принятое по жалобе осужденного, отсутствующей в материалах дела.

Изучив доводы кассационной жалобы, Верховный Суд со ссылкой на п. 8 ч. 3 ст. 389.28 УПК РФ напомнил, что в апелляционном постановлении должно быть указано, в том числе, решение суда апелляционной инстанции по апелляционным жалобе или представлению. Однако вынесенное по рассматриваемому уголовному делу в отношении Максима Ломоносова апелляционное постановление не соответствует таким требованиям. Из материалов дела усматривается, что на приговор от 4 марта 2022 г. были принесены апелляционные жалобы защитника в интересах осужденного и частного обвинителя Г. Согласно протоколу судебного заседания апелляции и описательно-мотивировочной части апелляционного постановления предметом рассмотрения суда второй инстанции являлись апелляционные жалобы защитника в интересах осужденного и частного обвинителя Г., при этом суд указал на отсутствие оснований для отмены или изменения приговора.

«Вместе с тем согласно резолютивной части апелляционного постановления решение по апелляционным жалобам адвоката Александра Иванова в интересах осужденного Максима Ломоносова и частного обвинителя Г. судом не принято, а указано об оставлении без удовлетворения апелляционной жалобы осужденного, которая в деле отсутствует. Суд кассационной инстанции, рассматривая дело в отношении Максима Ломоносова, данное нарушение суда апелляционной инстанции, о котором адвокат указывал в своей апелляционной жалобе, расценил как не повлиявшее на исход дела. Между тем Судебная коллегия считает, что поскольку в резолютивной части апелляционного постановления не содержится окончательного решения суда апелляционной инстанции по поступившей апелляционной жалобе адвоката, суд допустил существенные взаимоисключающие противоречия, повлиявшие на исход дела, что ставит под сомнение законность данного судебного акта», – резюмировал ВС, отменяя постановления апелляции и кассации и возвращая дело на новое рассмотрение в апелляционный суд, которому предстоит проверить и иные доводы защитника, указанные в кассационной жалобе.

В комментарии «АГ» Александр Иванов отметил, что подобные нарушения встречаются нечасто и в большинстве случаев игнорируются судами или расцениваются как несущественные и не повлиявшие на исход дела. «Несмотря на это, жалобы, поданные участниками процесса, должны быть рассмотрены по всем указанным в них доводам, как этого требует закон, и по каждой жалобе должно быть принято решение в соответствии с УПК. В рассматриваемом случае о нарушении я указывал при подаче жалобы в суд кассационной инстанции, но оно не явилось основанием для отмены предыдущих решений. Суд кассационной инстанции расценил данное нарушение как не повлиявшее на исход дела. Однако Верховный Суд отреагировал на данное нарушение в соответствии с законом и посчитал его существенным. Таким образом, он счел, что решения судов апелляционной и кассационной инстанций ставят под сомнение законность судебного акта. Кроме этого ВС обязал проверить другие доводы кассационной жалобы при новом апелляционном рассмотрении», – подчеркнул он.

Адвокат АП Московской области Андрей Алешкин считает, что выявленные ВС нарушения встречаются не так редко. «В моей практике во время продления подзащитному меры пресечения при рассмотрении дела в первой инстанции суд также указал в описательной части, что ходатайство защитника следует удовлетворить, далее в мотивировочной части судебного акта речь пошла о ходатайстве следователя, а в резолютивной указывалось на продление срока стражи», – рассказал он. Этот казус, добавил адвокат, мог случиться вследствие технической ошибки, но в то же время свидетельствует о том, что суды порой формально подходят к доводам защиты и, по сути, не читают жалобы защитников, которые направляются в вышестоящие инстанции. «Подобное безразличие встречается, несмотря на то что Верховный Суд неоднократно указывал на необходимость индивидуального подхода к рассмотрению уголовных дел и проверки судами всех доводов защиты, однако суды порой, по сути, копируют обвинительное заключение в приговорах. Комментируемое определение ВС, конечно, хорошее, однако не исключает, что при последующем рассмотрении дела жалоба защитника может быть рассмотрена поверхностно. Представляется, что для решения проблемы целесообразно ввести ответственность судей за вынесение некачественных приговоров или иных судебных актов, что будет способствовать большей внимательности при их постановлении. В связи с этим хочу поздравить коллегу с решением ВС, которое создает полезный прецедент для практики», – отметил Андрей Алешкин.

Адвокат АП Санкт-Петербурга, Санкт-Петербургской коллегии адвокатов «Юстум» Евгений Баландин назвал обоснованными выводы ВС. «В уголовном процессе подсудимый, как и подозреваемый, и обвиняемый на стадии предварительного следствия, являются самостоятельными процессуальными фигурами и вправе самостоятельно реализовывать свои права. Таким образом, указание судом о том, что была рассмотрена жалоба осужденного, а не защитника, является нарушением закона. Права подсудимого, перечисленные в ст. 47 УПК, позволяют ему самостоятельно подать апелляционную жалобу – собственно, как и защитник вправе реализовать свое право на подачу апелляционной жалобы независимо от того, подана ли она подзащитным или нет, но, безусловно, согласовав с ним свою позицию. Именно поэтому согласно ч. 1 ст. 389.4 УПК у осужденного, содержащегося под стражей, в отличие от защитника, срок подачи апелляционной жалобы исчисляется лишь со дня вручения ему копии приговора», – пояснил он.

Адвокат добавил, что в данном деле именно защитник лица, привлекаемого к уголовной ответственности, подал апелляционную жалобу. Соответственно, указание в решении апелляции на то, что была рассмотрена жалоба осужденного, который жалобу не подавал, и неуказание о рассмотрении жалобы защитника являются безусловными основаниями для отмены вынесенного судебного акта. «Видимо, апелляционный суд фактически представил защитника и его доверителя в качестве единого процессуального лица, нарушив тем самым права как адвоката, так и его подзащитного», – резюмировал Евгений Баландин.

В связи с этим, добавил Евгений Баландин, стоит обратиться к Кассационному определению ВС, вынесенному в 2022 г. по делу № 4-УД22-50-К1. В этом судебном акте была рассмотрена ситуация, когда кассация прекратила производство по жалобе защитника со ссылкой на то, что она подана лицом, не имеющим право на обращение в суд кассационной инстанции, так как осужденная находилась за пределами России и в судебное заседание не явилась. В итоге ВС, частично удовлетворив жалобу адвоката, направил дело на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции, при этом указав, что поскольку защитником был представлен ордер, а также сообщено о заключении соглашения с родственниками осужденной, он является лицом, имеющим право обратиться в суд кассационной инстанции. «То есть ВС также подтвердил, что защитник является самостоятельной процессуальной фигурой с правом подачи жалобы. Тот факт, что в судебном акте суда апелляционной инстанции не было указано о принятом решении в отношении апелляционной жалобы частного обвинителя, является нарушением п. 8 ч. 3 ст. 389.28 УПК, что также служит прямым основанием для пересмотра дела», – заключил он.


Зинаида Павлова

Источник:   https://www.advgazeta.ru/novosti/zashchitniku-udalos-dobitsya-vozvrata-v-apellyatsiyu-dela-ob-umyshlennom-prichinenii-legkogo-vreda-zdorovyu/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66