Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

КС не принял жалобу на норму закона, из-за которой отказали в предоставлении жилья
07.02.2022
КС не принял жалобу на норму закона, из-за которой отказали в предоставлении жилья
x
173

Суд посчитал, что если военнослужащий по контракту уже получал от государства жилое помещение до поступления на службу, то он не может претендовать на жилищные гарантии на специальных условиях, предусмотренных Законом о статусе военнослужащих.

В комментарии «АГ» один из экспертов отметил, что Конституционный Суд фактически выводит факт признания гражданина нуждающимся в жилом помещении компетентным органом как условие реализации гарантий, предусмотренных абз. 1 п. 1 ст. 15 Закона о статусе военнослужащих. Второй посчитал, что из определения можно сделать вывод, что военнослужащий и члены его семьи в плане реализации жилищных прав менее защищены, чем граждане, не являющиеся военнослужащими.

Конституционный Суд в Определении № 3-О от 13 января рассмотрел жалобу военнослужащей на нормы, на основании которых ей было отказано в предоставлении жилья.

В 1987 г. Зинаида Резепова была обеспечена Явасским Советом народных депутатов жилым помещением. В 1998 г. она начала проходить военную службу по контракту, в 2000 г. приватизировала жилье и в 2010 г. продала его. Позднее Зинаида Резепова обратилась в жилищную комиссию войсковой части, чтобы встать на учет нуждающихся в жилых помещениях, однако ей было отказано в этом под предлогом того, что она реализовала свое право на получение жилья за счет государства.

Полагая свои права нарушенными, Зинаида Резепова обратилась в суд с административным иском о признании решения жилищной комиссии незаконным. Нижегородский гарнизонный военный суд отметил, что истица имеет общую продолжительность военной службы более 20 лет, подлежит увольнению по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, не является нанимателем жилого помещения, членом семьи собственника, и, посчитав, что государственные гарантии в получении ею жилого помещения для постоянного проживания при указанных юридически значимых обстоятельствах соблюдены, удовлетворил частично заявленные требования, возложив на жилищную комиссию войсковой части обязанность повторно рассмотреть вопрос о принятии Зинаиды Резеповой на жилищный учет.

Второй Западный окружной военный суд частично отменил решение Нижегородского гарнизонного военного суда и принял новое – о правомерности отказа. В обоснование принятого определения судебная коллегия указала, что судом первой инстанции не было учтено, что Зинаида Резепова ранее реализовала свое право на обеспечение жильем, а следовательно, у нее отсутствует право требовать повторного обеспечения ее жилым помещением за государственный счет в соответствии с Законом о статусе военнослужащих.

К такому же выводу пришел и Кассационный военный суд, который, сославшись на ст. 15 Закона о статусе военнослужащих, предусматривающую однократность обеспечения жильем и необходимость предоставления документов, подтверждающих освобождение и сдачу ранее полученного от государства жилого помещения, в качестве условий предоставления дополнительных гарантий в жилищной сфере для военнослужащих, оставил решения нижестоящих судебных инстанций без изменения. Судья ВС, а также заместитель председателя Верховного Суда отказали в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании.

Зинаида Резепова обратилась в Конституционный Суд. По ее мнению, положения п. 1 ст. 15 Закона о статусе военнослужащих, п. 1 и 2 Закона о внесении изменений в ст. 15 Закона о статусе военнослужащих не соответствуют Конституции, поскольку означают, что военнослужащий, распорядившись жилым помещением, полученным от государства в порядке приватизации до момента поступления на военную службу, лишается права на жилищные гарантии в виде предоставления жилья для постоянного проживания за счет военного ведомства.

Отказывая в принятии жалобы, КС указал, что поскольку право военнослужащих на получение дополнительных жилищных гарантий непосредственно из Конституции не вытекает, их введение, отмена, установление и изменение порядка и условий их предоставления, а также круга получателей относятся к полномочиям законодателя и зависят от ряда социально-экономических факторов, предполагающих объективный учет возможностей, имеющихся в настоящее время у государства (определения Конституционного Суда от 25 февраля 2016 г. № 432-О; от 25 апреля 2019 г. № 998-О; от 30 июня 2020 г. № 1518-О; от 28 сентября 2021 г. № 1800-О и др.).

Соответственно, отметил КС, законодательное регулирование жилищных гарантий в качестве дополнительных мер социальной защиты военнослужащих должно осуществляться с учетом общеправового принципа справедливости, с тем чтобы не допустить необоснованного сверхнормативного обеспечения военнослужащих и членов их семей жильем за счет бюджетных средств. При этом законодатель вправе предусмотреть в отношении военнослужащих и членов их семей особые условия, которые могут отличаться от условий предоставления жилых помещений в общем порядке, установленном Жилищным кодексом. Такая дифференциация сама по себе не может рассматриваться как нарушение принципа равенства всех перед законом.

КС сослался на ст. 15 Закона о статусе военнослужащих, согласно которой государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных названным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, за счет средств федерального бюджета. При этом законодатель, как следует из положений указанной правовой нормы, использует комплексный подход при регулировании данной сферы общественных отношений, основанный как на применении положений Жилищного кодекса, его ст. 53 об основаниях признания граждан нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, так и на закреплении специальных правил и условий предоставления жилищных гарантий, к которым, в частности, относится требование об однократности их предоставления военнослужащим, содержащееся в абз. 1 п. 14 ст. 15 этого закона.

Конституционный Суд посчитал, что оспариваемые Зинаидой Резеповой законоположения – в порядке исключения из общего правила об однократности предоставления дополнительных жилищных гарантий – устанавливают, что военнослужащие могут претендовать на обеспечение жилыми помещениями либо деньгами на приобретение или строительство жилых помещений в соответствии с Законом о статусе военнослужащих, даже если ранее они уже были обеспечены в качестве членов семей других военнослужащих или иных граждан жилыми помещениями либо деньгами до их поступления на военную службу по контракту либо после заключения контракта о прохождении военной службы. При признании таких военнослужащих-граждан нуждающимися во всяком случае должны подлежать учету положения ст. 53 и ч. 8 ст. 57 ЖК о последствиях намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий и учете при предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма действий и гражданско-правовых сделок с жилыми помещениями, совершение которых привело к уменьшению размера занимаемых жилых помещений или к их отчуждению.

Предоставление гарантий в жилищной сфере на специальных условиях, установленных Законом о статусе военнослужащих, гражданам, ранее – как до поступления на военную службу по контракту, так и после заключения контракта о ее прохождении – обеспеченным соответствующими гарантиями в качестве членов семей других военнослужащих или иных граждан, обусловлено тем, что право членов семьи военнослужащего на жилище является, как указал КС в Определении от 29 сентября 2016 г. № 1884-О, производным от права на жилище, принадлежащего самому военнослужащему, а значит, они не могут быть отнесены к самостоятельным субъектам жилищных правоотношений с государственными органами, ответственными за обеспечение военнослужащих жилыми помещениями. Как следствие, получение ими жилого помещения, относящегося к публичной собственности, не может – независимо от фонда, из которого оно предоставлялось его основному получателю (нанимателю), – отождествляться с реализацией жилищных прав на специальных условиях, предусмотренных непосредственно в отношении военнослужащих.

Таким образом, заметил КС, признание Законом о статусе военнослужащих имеющими право на специальные жилищные гарантии, предусмотренные данным законом, военнослужащих-граждан до поступления на военную службу по контракту либо после заключения контракта о прохождении военной службы обеспеченных жильем за счет государства не лишено разумного обоснования, не носит дискриминационного характера применительно к иным категориям военнослужащих и тем самым не выходит за рамки дискреционных полномочий законодателя.

Придание же оспариваемым законоположениям расширительного значения, допускающего охват ими любых военнослужащих, в том числе ранее уже получивших от государства жилое помещение до поступления на военную службу по контракту или во время ее прохождения, порождало бы необоснованное признание за ними – вопреки Конституции – возможности претендовать на жилищные гарантии на специальных условиях, установленных Законом о статусе военнослужащих, посчитал Суд. Таким образом, КС отказал в принятии жалобы.

В комментарии «АГ» председатель Военной коллегии адвокатов г. Москвы Владимир Тригнин отметил, что Конституционный Суд фактически выводит факт признания гражданина нуждающимся в жилом помещении компетентным органом как условие реализации гарантий, предусмотренных абз. 1 п. 1 ст. 15 Закона о статусе военнослужащих.

Владимир Тригнин посчитал, что определение отражает существующую судебную практику по рассматриваемому вопросу, направленную на исключение необоснованного сверхнормативного обеспечения военнослужащих и членов их семей жильем за счет бюджетных средств. При этом Суд указал, что военнослужащие, согласно оспариваемым законоположениям, в порядке исключения из общего правила могут претендовать на обеспечение жилыми помещениями на основании Закона о статусе военнослужащих повторно, но в этом случае обязательно учитываются нормы, касающиеся намеренного ухудшения жилищных условий (ст. 53 ЖК), а также действия и гражданско-правовые сделки с жилыми помещениями, совершение которых привело к уменьшению размера занимаемых жилых помещений или к их отчуждению (ч. 8 ст. 57 ЖК). В этой связи, указал эксперт, при принятии решения о распоряжении полученным ранее от государства жильем необходимо взвешивать все «за» и «против» такого шага, учитывая в том числе разъяснения судебных органов.

Адвокат АП Новгородской области Константин Маркин отметил, что из определения можно сделать вывод, что военнослужащий и члены его семьи в плане реализации жилищных прав менее защищены, чем граждане, не являющиеся военнослужащими. Исходя из анализа, данного Судом ст. 15 Закона о статусе военнослужащих, следует, что военнослужащий вправе претендовать на предоставление ему жилья для постоянного проживания от военного ведомства только один раз и при условии, что ранее (начиная со своего рождения) этот гражданин жильем от государства ни самостоятельно, ни в составе своей семьи не обеспечивался, а если обеспечивался, то право на обеспечение жильем возможно лишь при наличии документов о сдаче государству этого жилья. «Но ведь согласно положениям ЖК граждане, которые не являются военнослужащими, вправе претендовать на неоднократность обеспечения жильем от государства (при соблюдении указанных в ЖК условий)», – отметил он.

По мнению адвоката, позиция суда первой инстанции была правильной и обоснованной, ведь упоминание об однократности обеспечения жильем военнослужащих рассматриваемой категории содержится только в абз. 1 ч. 14 ст. 15 Закона о статусе военнослужащих. «Указанная однократность, по моему глубокому убеждению, относится только к обеспечению постоянным жильем военнослужащих, увольняемых по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более. И при этом такое однократное обеспечение жильем осуществляется именно федеральными органами исполнительной власти и федеральными государственными органами, в которых предусмотрена военная служба, по избранному военнослужащим после увольнения месту жительства (в случае заявителя – это Министерство обороны РФ). Если по-простому, однократность заключается в том, что такой военнослужащий, вновь поступивший на службу (а такое бывает, ситуации у людей разные), уже не будет обеспечиваться жильем при новом увольнении по тем же основаниям», – указал Константин Маркин.

Адвокат полагает, что в деле заявителя суды общей юрисдикции в итоге неправильно истолковали и применили закон, а КС не помог в восстановлении прав гражданина.

 

Марина Нагорная

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-ne-prinyal-zhalobu-na-normu-zakona-iz-za-kotoroy-voennosluzhashchey-otkazali-v-predostavlenii-zhiliya/

 

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66