Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Адвокат добился отмены приговора по делу о превышении полномочий при выполнении гособоронзаказа
14.06.2023
Адвокат добился отмены приговора по делу о превышении полномочий при выполнении гособоронзаказа
x
84

ВС отметил, что в приговоре при оценке существенности нарушений интересов государства при выполнении гособоронзаказа не конкретизированы виды этих интересов, не указано, в чем конкретно нарушены государственные интересы.В комментарии «АГ» защитник обвиняемой назвал определение Верховного Суда весьма важным как для его подзащитной, так и для всей практики рассмотрения подобных уголовных дел. Один из экспертов отметил, что ВС РФ уже неоднократно указывал судам на необходимость установления при квалификации преступлений, связанных с злоупотреблениями должностными полномочиями и с превышением должностных полномочий, всех элементов объективной стороны состава преступления. Другая выразила надежду на то, что нижестоящие инстанции будут учитывать выводы ВС при рассмотрении дел.

 

Верховный Суд опубликовал Определение суда кассационной инстанции от 21 марта 2023 г. по уголовному делу № 25-УД22-38-К4, в котором вновь напомнил об обязанности судов указывать в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном признаков, относящихся к оценочным категориям.

В апреле 2021 г. суд приговорил Зою Санамян к четырем годам лишения свободы условно по ч. 1 ст. 285.4 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями при выполнении гособоронзаказа») со штрафом в размере 500 тыс. руб. и лишением права занимать определенные должности на госслужбе и в ряде иных структур сроком на полгода. По делу также был осужден гражданин П. Суд пришел к выводу, что Зоя Санамян, являясь начальником отдела охраны труда и техники безопасности филиала АО «ЦС “З”», совместно с и.о. директора этого филиала П., зная о необходимости исполнения обязательств по госконтракту, заведомо не желая проходить обучение и аттестацию по промышленной и электробезопасности в Ростехнадзоре, осуществила фиктивную организацию обучения и проверки знаний с целью недопущения возможных последствий в виде приостановления деятельности филиала за нарушение требований промышленной и электробезопасности.

В приговоре отмечалось, что оба подсудимых заключили договор с ООО «А» об организации обучения, проверке знаний и прохождении аттестации персонала на сумму в 281 тыс. руб., которая была уплачена за счет Минобороны, получили недействительные протоколы аттестации на себя и семерых сотрудников, которых допустили к выполнению работ по промышленной безопасности и электробезопасности, в том числе и для исполнения обязательств по госконтракту, что создало условия для возникновения негативных последствий в виде причинения вреда жизни и здоровью работников филиала, осуществлявших работы без соответствующих знаний и навыков в сфере промышленной и электробезопасности.

В дальнейшем апелляция исключила из обвинительного приговора дополнительное наказание для Зои Санамян в виде запрета работать в некоторых местах, а кассация поддержала судебные акты нижестоящих инстанций.

В кассационной жалобе в Верховный Суд защитник осужденной, адвокат АП Астраханской области Антон Учайкин, в частности, указывал на отсутствие в действиях его подзащитной состава преступления. По мнению адвоката, в деле не подтвердилась объективная сторона инкриминируемого Зое Санамян преступления, поскольку какого-либо существенного вреда охраняемым законом интересам государства причинено не было и судом это не установлено. Защитник добавил: двое представителей потерпевшего утверждали, что в результате действий Зои Санамян и П. ни государству в лице Минобороны, ни АО «ЦС “З”» не было причинено какого-либо вреда. Об этом свидетельствовало и письмо военного представителя министерства, приобщенное к материалам дела. Кроме того, после произошедших событий филиал АО «ЦС “З”» осуществлял беспрерывное функционирование, последствий мошеннических действий Н., не связанных с действиями осужденных, не наступило, и это не отразилось на нормальной работе предприятия и конкретных работников.

Рассмотрев дело, Верховный Суд согласился с доводами защитника и напомнил, что, признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям, суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном такого признака.

В этом деле, заметил ВС, при описании преступного деяния суд первой инстанции счел, что последствием преступных действий Зои Санамян стало не существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, а фактически – интересов конкретных физлиц в области охраны труда, жизни и здоровья, что не входит в диспозицию ч. 1 ст. 285.4 УК РФ и не является элементом этого состава преступления. Также не были указаны последствия для интересов государства в описании деяния и оценка законности или обоснованности перечисления денег во исполнение договора с ООО «А», его законности или незаконности. В то же время суд признал Зою Санамян виновной в таких злоупотреблениях служебными полномочиями, которые повлекли существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, а не прав и законных интересов отдельных граждан. При этом, заметил Верховный Суд, при мотивировке квалификации действий осужденной указано, что существенность нарушения охраняемых законом интересов государства при выполнении гособоронзаказа выразилась в том, что Зоя Санамян совершила посягательство на законную деятельность АО, подконтрольного РФ, незаконно перечислив бюджетные средства в размере 281 тыс. руб., принадлежащие государству, по заведомо недействительному договору за фиктивные протоколы, хотя указанные обстоятельства в описании деяния не приведены.

«Вместе с тем при оценке существенности нарушений интересов государства при выполнении оборонного заказа суд не конкретизировал в приговоре виды этих интересов, не сослался на соответствующие законодательные акты, предусматривающие охрану интересов государства в данной области, не указал, в чем конкретно были нарушены государственные интересы, каким образом установленные злоупотребления Зои Санамян были связаны с выполнением предприятием работ по государственному оборонному заказу, как они сказались на качестве, сроках его выполнения. Суд лишь ограничился констатацией факта необоснованного перечисления денежных средств, указав, что цена договора и перечисленная сумма не имеют значения для квалификации», – отмечено в определении.

ВС напомнил, что решение вопроса о наличии причинной связи между действиями и последствиями в виде существенного нарушения интересов государства при выполнении работ по гособоронзаказу зависит от конкретных обстоятельств дела: степени отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу предприятия, в том числе по выполнению гособоронзаказа; характера, размера и тяжести понесенного предприятием и государством ущерба. В то же время критерии, по которым последствия действий Зои Санамян были оценены как повлекшие существенные нарушения интересов государства при выполнении гособоронзаказа, судом не установлены и в приговоре не приведены.

Верховный Суд добавил: нижестоящий суд фактически проигнорировал показания ряда представителей потерпевшего, содержащиеся в письме представительства Минобороны сведения о том, что действия Зои Санамян в рамках исполнения госконтракта на выполнение работ по сервисному обслуживанию, техническому надзору не принесли ущерба ни государству, ни АО «ЦС “З”»; сам этот контракт был исполнен в срок, в надлежащем качестве и в полном объеме, каких-либо претензий со стороны Минобороны не имелось. В приговоре отсутствуют и выводы о том, как, каким образом, что конкретно, какие нормативные документы, правила и требования были нарушены соответствующими работниками филиала, повлекшими, как указал суд, создание угрозы безопасности их жизни и здоровью. «Каким образом их якобы нарушения сказались на выполнении работ по государственному оборонному заказу, выполнялись ли этими сотрудниками конкретные работы, связанные с государственным оборонным заказом. Вместе с тем установление указанных обстоятельств существенным образом влияет на правильную юридическую оценку действий Зои Санамян, на возможность с учетом положений ст. 252 УПК РФ рассмотрения дела судом при изменении обвинения государственным обвинителем в ходе выступлений в прениях сторон с ч. 1 ст. 201.1 УК РФ на ч. 1 ст. 285.4 УК РФ, по которой Зоя Санамян и была осуждена», – заключил ВС, отменив судебные акты нижестоящих судов и вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

В комментарии «АГ» адвокат Антон Учайкин назвал определение Верховного Суда весьма важным как для его подзащитной, так и для всей практики рассмотрения подобных уголовных дел. «Важным замечанием ВС является то, что преступление, за которое была осуждена моя подзащитная, относится к числу преступлений с материальным составом. Оно считается оконченным с момента наступления последствий в виде существенного нарушения охраняемых законом интересов общества и государства, которое должно быть реальным. Это очень важно, так как суд первой инстанции в отмененном приговоре лишь предполагал наступление негативных последствий, тогда как фактически их не было. Важность определения ВС заключается в том, что суды первой инстанции при вынесении итогового решения должны конкретизировать виды интересов общества и государства, вред которым был причинен действиями подсудимого, какие именно негативные последствия для государства понесли его действия и, самое важное, в чем выразилась существенность вреда. Если вышеперечисленные критерии судом не установлены, то действия подсудимого необходимо квалифицировать как дисциплинарный или административный проступок, а не уголовное преступление», – подчеркнул он.

Адвокат АП г. Севастополя Зоя Фролова также назвала определение ВС очень важным для правоприменительной практики. «Дело в том, что нижестоящие суды, вплоть до кассационного, ввиду отсутствия в действующем законодательстве критериев “существенности” и, признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям, ограничиваются лишь ссылкой на соответствующий признак и не приводят в описательно-мотивировочной части приговора конкретные обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака. Как правило, в таких приговорах формально перечисляется: “нарушены охраняемые законом интересы общества и государства в результате подрыва авторитета и дискредитации органов конкретных государственных органов, создано отрицательное общественное мнение о нежелании сотрудников надлежащим образом исполнять свои должностные обязанности”. Однако при этом не приводятся суждения о том, в чем выразились подрыв авторитета и дискредитация конкретного госоргана РФ; круг лиц, перед которыми этот авторитет “подорвался”, как это повлияло на нормальную работу госоргана. Конечно, этот судебный акт ВС РФ не устраняет в полной мере спорные вопросы, возникающие при данной категории дел, но надеюсь, что нижестоящие суды будут руководствоваться им при разрешении споров», – полагает она.

Старший партнер АБ LOYS Арсен Саркисов отметил, что это определение ВС РФ подтверждает позицию, на которой основывается судебная практика на протяжении длительного времени. Он заметил, что Верховный Суд не единожды указывал на необходимость установления при квалификации преступлений, связанных с злоупотреблениями должностными полномочиями и с превышением должностных полномочий, всех элементов объективной стороны состава преступления, в том числе конкретных последствий, которые наступили в результате деяния подсудимого, а также обязательность установления причинно-следственной связи между деянием и последствиями.

«К сожалению, наличие этой позиции ВС РФ не исключает нарушений в ходе расследования уголовных дел или рассмотрения их в суде по существу. Установление прямой причинно-следственной связи между деянием и оценочными последствиями на практике вызывает трудности у правоприменителя. Это объясняется формальным подходом к деятельности по установлению и оценке всех признаков состава преступления, соотношению их с фактическими обстоятельствами дела. По моему мнению, активная защита на стадии предварительного расследования, в том числе с использованием имеющегося арсенала правомочий адвоката (например, опросов лиц с их согласия, адвокатских запросов), способствует сбору документальной базы, указывающей на отсутствие причинно-следственной связи как обязательного элемента объективной стороны преступлений с оценочными последствиями. В свою очередь, это способствует принятию законных и обоснованных решений по делу как на стадии предварительного расследования, так и на стадии судебного разбирательства», – убежден Арсен Саркисов.

 

Зинаида Павлова, Марина Нагорная

Источник:https://www.advgazeta.ru/novosti/advokat-dobilsya-otmeny-prigovora-po-delu-o-zloupotreblenii-polnomochiyami-pri-vypolnenii-gosoboronz/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66