Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Адвокат помог доверителю опровергнуть факт подписания им ДКП с банкротом
23.01.2024
Адвокат помог доверителю опровергнуть факт подписания им ДКП с банкротом
x
224

Изучив заключение почерковедческой экспертизы, проведенной по ходатайству адвоката, апелляционный суд установил, что подпись ответчика, изображение которой имеется в копии договора, выполнена не им, а иным лицом.

В комментарии «АГ» представитель ответчика отметил, что доводы, изложенные в апелляционной жалобе, а также выводы суда апелляционной инстанции будут полезны в аналогичных ситуациях, при фальсификации доказательств одной из сторон спора. Одна из экспертов «АГ» заметила, что помимо тех ошибок, которые были устранены судом апелляционной инстанции, в настоящем случае оставлен без внимания вопрос о правильности применения последствия признания сделки недействительной. Другой указал, что в рамках процедуры банкротства часто оспариваются сделки с имуществом, которые совершаются в предбанкротном положении с целью вывода активов должника, однако не всегда требования конкурсного управляющего являются законными. Третий подчеркнул, что проблема оспаривания сделок и возвращения имущества в конкурсную массу должника является одной из самых актуальных на сегодняшний день.

Как стало известно «АГ», в декабре Восьмой арбитражный апелляционный суд отказал конкурсному управляющему в удовлетворении заявления о признании недействительным договора купли-продажи автомобиля и его включении в конкурсную массу должника, поскольку представитель ответчика доказал, что данный ДКП в принципе не заключался, а подпись его доверителя в его копии фальсифицирована (дело № А75-11546/2021). Адвокат АП ХМАО – Югры Азер Марданов рассказал АГ о нюансах дела.

Суд удовлетворил заявление конкурсного управляющего

16 мая 2022 г. ООО «Сирена» было признано банкротом, в отношении него было открыто конкурсное производство. В сентябре 2022 г. конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением к Сергею Корнегруце о признании недействительным договора купли-продажи транспортного средства от 2 апреля 2021 г., заключенного между ответчиком и должником, и применении последствий недействительности сделки в виде возврата в конкурсную массу переданного по договору автомобиля.

Суд удволетворил заявление конкурсного управляющего, так как пришел к выводу о том, что сделка совершена при неравноценном встречном исполнении с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов общества «Сирена», цена является значительно заниженной по сравнению с его реальной рыночной стоимостью, в отсутствие доказательств расчета за спорный автомобиль.

Первая инстанция указала, что в п. 3.1 спорного договора стороны согласовали стоимость транспортного средства в размере 5 тыс. руб., при этом сделка совершена в период подозрительности, предусмотренный как п. 1, так и п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, а имущество должника было реализовано по цене в 650 раз ниже рыночной стоимости, установленной конкурсным управляющим на основании сравнения цен на аналогичные модели. Также суд отметил, что на момент совершения спорной сделки у должника имелись неисполненные обязательства, а документальные доказательства, подтверждающее соответствие приобретаемого транспортного средства стоимости, определенной в договоре в размере 5 тыс. руб., ответчиком не представлено.

В апелляции удалось опровергнуть факт заключения ДКП

Сергей Корнегруца обратился за юридической помощью к адвокату АП ХМАО – Югры Азеру Марданову, поясняя, что никакой договор купли-продажи он не подписывал, а истребуемым у него транспортным средством не располагает. Адвокат в интересах доверителя подал апелляционную жалобу в Восьмой арбитражный апелляционный суд (есть у «АГ»), в которой просил определение первой инстанции отменить и в отказать в удовлетворении требований, поскольку оспариваемый договор ответчиком не заключался и не подписывался, автомобиль не передавался, на регистрационный учет в органах ГИБДД за Сергеем Корнегруцей не поставлен. Также адвокат заявил ходатайство о проведении по делу почерковедческой экспертизы с целью опровержения факта подписания оспариваемого договора. Одновременно он заявил ходатайство о восстановлении пропущенного срока.

Суд апелляционной инстанции восстановил пропущенный срок подачи апелляционной жалобы, отметив, что он был пропущен по причинам, не зависящим от апеллянта, в том числе в связи с отсутствием у него сведений об обжалуемом судебном акте. Он указал, что из материалов обособленного спора не усматривается наличие доказательств направления судом в адрес Сергея Корнегруцы почтовой корреспонденции с итоговым судебным актом о признании сделки недействительной.

В судебном заседании ответчиком также было заявлено о фальсификации доказательств, а именно договора купли-продажи транспортного средства, который якобы был подписан им. С учетом того что данный договор получен конкурсным управляющим из органов ГИБДД, тот отказался от исключения его из числа доказательств по делу. Апелляционный суд отметил, что применительно к ст. 161 АПК заявление о фальсификации доказательства имеет своей целью исключение соответствующего доказательства из числа доказательств по делу и фактическое понуждение стороны, представившей доказательство, основывать свои доводы и возражения относительно предмета и основания иска на иных доказательствах.

Апелляция удовлетворила ходатайство о назначении судебной почерковедческой экспертизы. Согласно представленному заключению эксперта подпись от имени Сергея Корнегруцы, изображение которой имеется в копии ДКП, выполнена не ответчиком, а иным лицом, при этом признаков намеренного изменения, в том числе автоподлога, не имеется. Суд посчитал, что заключение эксперта является надлежащим доказательством, подтверждающим возражения ответчика, а выводы эксперта основаны на непосредственном исследовании предоставленных в его распоряжение документов.

Апелляционный суд напомнил, что для признания сделки недействительной по основанию, указанному в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, лицу, требующему признания сделки недействительной, необходимо доказать, а суд должен установить следующие объективные факторы: заключение сделки в течение года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления; наличие неравноценного встречного исполнения обязательств. В силу норм п. 2 указанной статьи сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка), разъяснил суд.

В постановлении отмечается, что в силу п. 1 ст. 432 ГК договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора; условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. В то же время неподписание договора стороной сделки свидетельствует о несоблюдении требований к письменной форме указанной сделки, в связи с чем такой договор является незаключенным и не может порождать никаких юридических последствий. В отношении незаключенных договоров не могут применяться такие способы защиты гражданского права, как признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, так как недействительным может быть признан только заключенный договор, уточнено в документе.

Апелляционный суд посчитал, что спорный договор купли-продажи транспортного средства нельзя признать заключенным, поскольку документального подтверждения действий сторон, достоверно свидетельствующих об исполнении договора, материалы дела не содержат. Также отсутствуют доказательства фактической или юридической заинтересованности ответчика по отношению к должнику.

Судебная коллегия пришла к выводу, что поскольку ответчик опроверг факт подписания ДКП, в материалах дела отсутствуют объективные доказательства, подтверждающие фактическое исполнение сделки, а именно: доказательства передачи спорного автомобиля (акт отсутствует), постановка ответчиком на регистрационный учет и иные документы, свидетельствующие о реальности существования правоотношений между сторонами, то оспариваемый ДКП не может быть признан заключенным. В отношении незаключенных договоров не могут применяться такие способы защиты гражданского права, как признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности. Аналогичная правовая позиция изложена в Определении ВС РФ от 21 июля 2020 г. № 4-КГ20-23-К1. При этом, как заметил суд, саму по себе незаключенную сделку нельзя признать недействительной, поскольку отсутствует сам юридический факт ее заключения, порождающий соответствующие правовые последствия.

Таким образом, Восьмой арбитражный апелляционный суд отменил определение первой инстанции, принял новый судебный акт, которым отказал в удовлетворении заявления финансового управляющего.

Комментарий представителя ответчика

В комментарии «АГ» Азер Марданов отметил: сложность дела заключалась в том, что срок обжалования был уже пропущен, так как с вынесения определения первой инстанции прошло более пяти месяцев. По его мнению, суд апелляционной инстанции, руководствуясь необходимостью установления баланса между принципом правовой определенности и правом на справедливое судебное разбирательство в целях обеспечения реальной возможности участвующим в деле лицам воспользоваться правом на пересмотр судебного акта, удовлетворил ходатайство о восстановлении пропущенного процессуального срока.

«Для проверки заявления о фальсификации доказательств также было заявлено ходатайство о проведении по делу почерковедческой экспертизы, мы просили поставить перед экспертом два вопроса. Первый: кем – гражданином Сергеем Корнегруцей или иным лицом – выполнена подпись в договоре купли-продажи транспортного средства? Второй вопрос: выполнена ли подпись от имени Сергея Корнегруцы в договоре им самим с намеренным искажением подписи (автоподлог)?» – пояснил Азер Марданов.

Адвокат отметил, что суд апелляционной инстанции согласился с представленными в жалобе доводами и пришел к выводу о наличии оснований для ее удовлетворения в полном объеме. «Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, а также выводы суда апелляционной инстанции будут полезны в аналогичных ситуациях, при фальсификации доказательств одной из сторон спора. Данное дело было сложным, но благодаря активной позиции нам удалось защитить интересы доверителя», – заключил Азер Марданов.

Эксперты «АГ» оценили выводы судов

Адвокат МГКА «Горбачёв и партнеры» Анастасия Иванова заметила, что помимо тех ошибок, которые были устранены судом апелляционной инстанции, в настоящем случае оставлен без внимания вопрос о правильности применения последствия признания сделки недействительной в виде возврата автомобиля в конкурсную массу должника. «Так, суд первой инстанции, признавая сделку купли-продажи спецтехники недействительной и применяя последствие недействительности сделки в виде реституции, не удостоверился в том, что спорное транспортное средство в действительности принадлежит ответчику, что ответчик располагает им, а также в том, что спорный автомобиль существует в натуре, – заметила она. – Оставление без внимания данных обстоятельств свидетельствует о неполном исследовании фактических обстоятельств по данному делу, что говорит о нарушении судом первой инстанции процессуальных норм, но суд апелляционной инстанции оставил все это без внимания».

Эксперт указала: в отсутствие объективных данных о том, что спорный автомобиль находится во владении и распоряжении ответчика, суд первой инстанции не проверил довод конкурсного управляющего о продаже ответчику транспортного средства по цене, существенно заниженной, и руководствовался только данными, представленными управляющим, основанные на его личном анализе публичных источников, при учете что одна сторона спора – наименее защищенное лицо – гражданин, который не принимал участия ни в одном судебном заседании. «Подобные случаи в практике рассмотрения обособленных споров об оспаривании сделок должника в рамках дел о банкротстве по мотивам, что сделка совершена при неравноценном встречном исполнении с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов должника, московскими судами практически исключены», – подчеркнула Анастасия Иванова.

Адвокат АП г. Москвы Олег Пантюшов отметил, что в рамках процедуры банкротства часто оспариваются сделки с имуществом, которые совершаются в предбанкротном положении, часто с целью вывода активов должника, однако не всегда требования конкурсного управляющего являются законными.

«С одной стороны, выводы апелляционного суда выглядят вполне обоснованными, так как были сделаны в результате оценки доказательства (почерковедческой экспертизы), которая была назначена по результатам рассмотрения заявления ответчика о фальсификации доказательства. Суд установил, что договор не заключался по причине подделки подписи ответчика, а это исключает недействительность сделки, которой не было в природе», – заметил эксперт.

С другой стороны, обратил внимание он, анализ определения суда первой инстанции показывает, что ответчик не участвовал в заседании, хотя суд при разбирательстве дела указывал, что все участвующие в обособленном споре лица извещены надлежащим образом. «Это означает, что ответчик не имел объективных трудностей для подачи заявления о фальсификации доказательства в суде первой инстанции, однако этого сделано не было. То есть суд апелляционной инстанции мог принять заявление о фальсификации, только если к нему были приложены доказательства, обосновывающие невозможность подачи такого заявления в суде первой инстанции. В противном случае суд апелляционной инстанции не мог принять и рассматривать данное заявление и, соответственно, не мог назначать экспертизу», – рассуждает Олег Пантюшов.

Управляющий партнер юридического бюро «Мокров и Партнеры» Александр Мокров подчеркнул, что проблема оспаривания сделок и возвращения имущества в конкурсную массу должника является одной из самых актуальных на сегодняшний день. По его словам, действенных механизмов проверки продавца на соответствие признакам банкротства практически не существует либо они недоступны для рядового покупателя. «Рассматриваемый спор – это лишь иллюстрация одного из возможных вариантов развития событий. С точки зрения права суд, основываясь в том числе на результатах судебной экспертизы, вынес законное решение. При этом такое решение ставит перед арбитражным управляющим целый ряд новых задач, таких как отмена снятия ТС с учета, розыск имущества и т.д. Нашим клиентам мы всегда советуем указывать в договорах купли-продажи реальную стоимость, отказываться от сделок по заниженной цене, всегда иметь подтверждение произведенных расчетов», – поделился мнением эксперт.


Анжела Арстанова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/advokat-pomog-doveritelyu-oprovergnut-fakt-podpisaniya-im-dkp-s-bankrotom/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66