Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Когда алиментные платежи могут быть признаны недействительными сделками
16.03.2023
Когда алиментные платежи могут быть признаны недействительными сделками
x
172

ВС указал, что при определении разумного размера средств на содержание ребенка требуется установление соотношения его интересов с интересами кредиторов.

Одна из экспертов полагает, что допустимость взыскания «сверхалиментов» подтверждает нацеленность судов в первую очередь на защиту интересов детей. Другая полагает, что нельзя обосновать недействительность алиментного соглашения лишь тем, что оно ухудшает положение кредиторов более низкой очереди. Третья подтвердила, что существует проблема вывода активов из конкурсной массы в преддверии банкротства должника, особенно с помощью использования таких инструментов, как брачные договоры и алиментные соглашения. Четвертый считает, что определение ВС продолжает поиск баланса между кредиторами, должником и контрагентами по сделкам при их оспаривании.

28 февраля Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС22-10847 по делу № А40-144662/2020, в котором рассмотрел спор о признании недействительными сделками по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве платежей должника на содержание его несовершеннолетнего ребенка.

Суды взыскали с экс-супруги должника алиментные выплаты

В деле о банкротстве Владимира Серёгина финансовый управляющий подал заявление о признании недействительными сделок по перечислению в период с 26 октября 2017 г. по 9 января 2020 г. должником в пользу его бывшей супруги Светланы Серёгиной денежных средств в общей сумме 17,8 млн руб. и о взыскании с последней этой суммы в конкурсную массу в качестве применения последствий недействительности сделки. Требование он основывал на положениях п. 1, 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, ст. 10, 168 ГК РФ и мотивировал тем, что перечисления должником денежных средств в спорных периоде и размере совершены безвозмездно с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов и со злоупотреблением правом.

Определением Арбитражного суда г. Москвы от 29 декабря 2021 г. заявление было удовлетворено, с чем согласились суды апелляционной и кассационной инстанций. Руководствуясь положениями Закона о банкротстве, правовыми позициями, изложенными в Постановлении Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63, суды посчитали доказанным наличие оснований для признания оспариваемых платежей недействительными сделками по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. Оценив представленные в материалы дела доказательства, суды пришли к выводу о продолжении между должником и Светланой Серёгиной брачных отношений после формального развода и, как следствие, об осведомленности последней о неплатежеспособности должника.

Отклоняя приведенные в отзыве, апелляционной и кассационной жалобах доводы Светланы Серёгиной о том, что оспариваемые платежи являются алиментными выплатами на обучение и содержание их с должником несовершеннолетней дочери, суды исходили из назначения платежей – «дарение близкому родственнику», отсутствия указаний на выплату алиментов либо их предназначения для обучения или содержания дочери должника. Также отмечалось, что сторонами не заключалось соглашение об алиментах, судебный акт о взыскании с должника алиментов не принимался. По мнению судов, представленные ответчиком документы не подтверждают расходование полученных от должника денежных средств на сумму 205 тыс. евро (17,8 млн руб. по курсу ЦБ РФ по состоянию на 27 августа 2021 г.) на содержание ребенка.

ВС напомнил, как следует определять разумный размер алиментов, которые не наносят ущерб кредиторам

Впоследствии Светлана Серёгина обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд, в которой просила отменить судебные акты, ссылаясь на отсутствие оценки судом первой инстанции изложенных ею в отзыве доводов об алиментном характере оспариваемых перечислений и документов, подтверждающих расходование переведенных денежных средств на содержание ребенка. Она указывала на игнорирование судом положений ст. 80, 81, 83, 103 Семейного кодекса об обязанности должника содержать несовершеннолетнего ребенка и уплачивать алименты в отсутствие письменного соглашения об уплате алиментов. Заявитель обращала внимание на соответствие размера перечисленных должником алиментов размеру алиментов, который был бы взыскан с должника при установлении алиментов в судебном порядке, а также на неправильную квалификацию правоотношений между ею и должником при переводах денежных средств на общую сумму 51 тыс. евро.

Рассмотрев дело, ВС отметил, что должник имеет двоих детей (одну дочь от Ирины Серёгиной, другую – от Светланы Серёгиной), которые в период совершения оспариваемых платежей являлись несовершеннолетними. Обязанность должника по содержанию несовершеннолетних детей возникает в силу закона, который дает родителям право самостоятельного определения порядка и формы предоставления содержания (ст. 80 Семейного кодекса). Суд указал, что в период совершения платежей Светлана Серёгина вместе с дочерью проживала отдельно от должника, что предполагает включение в платежи сумм на содержание дочери. В тот же период должник перестал исполнять обязательства перед кредиторами.

Экономколлегия подчеркнула, что расходование на потребности семьи несостоятельным должником денежных средств в суммах, превышающих необходимые для содержания ребенка, нарушает права кредиторов. В такой ситуации при определении разумного размера средств на содержание ребенка требуется установление соотношения его интересов с интересами кредиторов.

В определении разъясняется, что согласно ст. 81 Семейного кодекса при отсутствии соглашения об уплате алиментов размер алиментов составляет 1/3 заработка или иного дохода родителей на двух несовершеннолетних детей, т.е. по 1/6 на одного ребенка. ВС учел то обстоятельство, что нижестоящими судами, вопреки просьбе Светланы Серёгиной, не установлены доход должника и исчисляемая из него сумма законных алиментов. При этом данные, которые могли быть использованы для определения причитающейся Светлане Серёгиной на содержание дочери суммы, имеются в материалах дела.

ВС указал, что кредитор Ирина Серёгина, инициировавшая процесс о банкротстве должника, обращалась к мировому судье за взысканием с Владимира Серёгина алиментов на содержание их несовершеннолетней дочери. Определением мирового судьи судебного участка № 419 Хорошевского района г. Москвы от 27 декабря 2019 г. утверждено мировое соглашение о выплате должником в пользу Ирины Серёгиной алиментов в твердой сумме – 150 тыс. руб. ежемесячно.

Как отметил Верховный Суд, в том случае, если родитель имеет нерегулярный, меняющийся заработок или доход, суд вправе определить размер алиментов, взыскиваемых ежемесячно, в твердой сумме (ст. 83 СК РФ). Подпадание дохода должника под указанные признаки усматривается из материалов дела. Косвенно такая характеристика дохода должника подтверждается и установлением судом твердой суммы алиментов в пользу Ирине Серёгиной, указал он.

Исходя из равенства прав несовершеннолетних детей должника, Светлана Серёгина вправе рассчитывать на получение от него на содержание дочери суммы, соизмеримой с определенной судом к выплате в пользу Ирины Серёгиной, заключила Судебная коллегия. Она пришла к выводу, что на сумму, в составе оспариваемых платежей приходящуюся на алименты в пользу Светланы Серёгиной, требования удовлетворению не подлежали. Взыскание с заявителя всей полученной суммы в конкурсную массу противоречит и смыслу процедур банкротства, поскольку эта сумма превышает совокупную сумму установленных в реестре требований к должнику, уточнил ВС.

Таким образом, Верховный Суд указал, что суды не исследовали значимые для спора обстоятельства и не применили надлежащие нормы права, в связи с этим он отменил обжалуемые судебные акты, а заявление финансового управляющего о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности сделок направил на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

Эксперты оценили подход ВС

Председатель «Коллегии адвокатов Виктории Данильченко» Виктория Данильченко отметила, что в силу закона родители несут одинаковую ответственность за воспитание и развитие ребенка, данные обязанности должны выполняться независимо от наличия или отсутствия брака родителей, а также их совместного проживания. И, как следствие, отсутствие соглашения об уплате алиментов также не освобождает родителя от обязанности по содержанию ребенка, пояснила эксперт. «Уязвимой стороной в семейных правоотношениях являются, прежде всего, несовершеннолетние дети. Именно поэтому одним из основных начал семейного законодательства является обеспечение приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних членов семьи», – подчеркнула она.

Обращаясь к Обзору судебной практики ВС РФ № 1 от 24 декабря 2014 г., эксперт указала, что получение одним из родителей сверхвысоких доходов, в связи с чем во исполнение алиментных обязательств им будут выплачиваться суммы, намного превышающие разумные потребности ребенка, не свидетельствует о нарушении интересов какой-либо из сторон алиментных обязательств. Похожий вывод содержится в Постановлении Пленума ВС РФ № 56 от 26 декабря 2017 г., где указано, что высокий уровень доходов у родителя, обязанного уплачивать алименты, сам по себе не относится к обстоятельствам, при которых возможно взыскание алиментов в твердой денежной сумме, а не в долевом отношении к заработку, добавила она.

Из этого, как полагает адвокат, можно сделать вывод, что допустимость взыскания «сверхалиментов» подтверждает нацеленность судов в первую очередь на защиту интересов детей. «В рассматриваемом же определении ВС РФ утверждение о том, что “расходование денежных средств в суммах, превышающих необходимые на содержание ребенка суммы, нарушает права кредиторов” в некоторой степени противоречит ранее принятым постановлениям», – заключила Виктория Данильченко.

Адвокат АП г. Москвы, медиатор Виктория Дергунова подчеркнула, что по закону родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей, при этом порядок и форму такого содержания они вправе определить самостоятельно. Поэтому в судебном порядке алименты взыскиваются с родителей или одного из них только в случае, если они отказываются предоставлять их добровольно.

Эксперт обратила внимание, что в случае банкротства родителя-должника, обязанного уплачивать алименты на ребенка, стандарт доказывания разумности их размера и отсутствия цели причинения вреда имущественным правам кредиторов совершаемыми выплатами является достаточно высоким и лежит на плательщике алиментов. По мнению Виктории Дергуновой, это во многом связано со злоупотреблениями правом, направленными на вывод активов из конкурсной массы через такие инструменты, как брачный договор и алиментные соглашения и аналогичные им по содержанию мировые соглашения, утверждаемые судами по соответствующим делам (Определение ВС РФ № 304-ЭС18-4364 от 24 сентября 2018 г.; постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 27 декабря 2018 г.; постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20 октября 2021 г. по делу № А32-39740/2017).

Эксперт пояснила, что юридически значимыми обстоятельствами в таких спорах, в частности, являются: обеспечение равенства родительских обязанностей по содержанию ребенка; сохранение баланса интересов получателя алиментов и плательщика во избежание, например, неосновательного обогащения первого за счет сверхдоходов второго, а также предпринимаемые попытки получателя по взысканию алиментов в случае их длительной невыплаты. Как отметила Виктория Дергунова, значение в таких делах также имеет то, находятся ли родители детей в браке или нет, каков у них режим совместной собственности и сколько остается банкроту на жизнь после того, как он выплатил алименты, и в принципе имел ли он доход, чтобы выплачивать алименты в согласованном размере.

«Чтобы оценить алиментное соглашение, нужно соотнести право ребенка на определенный уровень жизни и право кредитора вернуть свой долг. Поэтому нельзя обосновать недействительность алиментного соглашения лишь тем, что оно ухудшает положение кредиторов более низкой очереди. В настоящем деле нижестоящие суды фактически проигнорировали интересы ребенка должника, поставив их ниже интересов остальных кредиторов, и лишили его алиментов в полном объеме. Разумно, что такое грубое нарушение прав ребенка привлекло внимание Верховного Суда», – поделилась эксперт.

Юрист практики семейного права и наследственного планирования BGP Litigation Юлия Мухина считает, что существует проблема вывода активов из конкурсной массы в преддверии банкротства должника, особенно с помощью использования таких инструментов, как брачные договоры и алиментные соглашения. «Супруги также пытаются утвердить в суде мировые соглашения по спорам о разделе совместно нажитого имущества, о взыскании алиментов на содержание ребенка. Такие мировые соглашения могут быть отменены судом при подтверждении факта нарушения прав и законных интересов третьих лиц (кредиторов) их заключением», – пояснила она.

Юлия Мухина подчеркнула, что обязанность должника по содержанию детей возникает в силу закона. По мнению эксперта, с выводами ВС РФ нельзя не согласиться, поскольку, действительно, алименты на содержание ребенка должны выплачиваться соразмерно его потребностям и интересам. Выплата так называемых «сверхалиментов» может нарушать как права плательщика алиментов, так и права третьих лиц (в данном случае – кредиторов). Она заметила, что отдельное внимание ВС РФ обратил на равенство прав несовершеннолетних детей должника при взыскании алиментов. Суды нижестоящих инстанций не учли факт взыскания на другого ребенка должника алиментов в твердой денежной сумме, соответственно, и первый ребенок вправе получать алименты в сумме, соизмеримой с установленной, полагает эксперт.

Старший юрист Юридической группы «Плотников и партнеры» Михаил Новосёлов отметил, что определение ВС продолжает поиск баланса между кредиторами, должником и контрагентами по сделкам при их оспаривании, поскольку в делах о банкротстве до сих пор существует неоправданно высокий стандарт доказывания для ответчиков по оспариваемым сделкам. «В связи с этим при получении денежных переводов как от граждан, так и от физических лиц стоит как можно более четко оформлять основания для таких переводов. Для алиментов – это нотариально заверенное соглашение об уплате алиментов или решение суда. При этом стоит учесть, что то же соглашение об уплате алиментов или мировое соглашение в рамках дела о взыскании алиментов также могут быть оспорены», – разъяснил эксперт.

Наибольший интерес в этом судебном акте, по мнению Михаила Новосёлова, представляет мысль о том, что взыскание с ответчика всей полученной суммы в конкурсную массу противоречит смыслу процедуры банкротства, поскольку эта сумма превышает совокупную сумму установленных в реестре требований к должнику. «Это довольно неоднозначная новелла в судебной практике, поскольку не ясно, как в дальнейшем она будет применяться судами, учитывая сложность определения точного размера кредиторов до окончания реализации конкурсной массы и расчетов с кредиторами, возможность заявления опоздавших кредиторов, а также существенную динамику текущих требований, в том числе расходов на процедуру банкротства», – считает эксперт.


Анжела Арстанова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razyasnil-kogda-alimentnye-platezhi-mogut-byt-priznany-nedeystvitelnymi-sdelkami/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66