Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

КС - отсутствие у адвоката возможности получать сведения из органов ЗАГС не нарушает его права
13.06.2023
КС - отсутствие у адвоката возможности получать сведения из органов ЗАГС не нарушает его права
x
73

Суд указал, что адвокат вправе реализовать свои права путем обращения к управомоченным органам и должностным лицам с требованием направить соответствующие запросы и принять на основании полученных сведений необходимые правовые меры.В комментарии «АГ» адвокат, обратившийся в КС, отметил, что в жалобе обращалось внимание на возможность позволить адвокату, участвующему в исполнительном производстве, запрашивать сведения из органов ЗАГС при наличии на это согласия государственного органа, однако эти доводы не были оценены Судом. Один из экспертов «АГ» считает, что предоставление адвокату прав на получение охраняемых законом сведений потребует механизма контроля со стороны государства за деятельностью адвокатов и неизбежного вмешательства в адвокатскую тайну. Другой обратил внимание на ограничительный подход в толковании права адвоката на получение сведений, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи. Третья полагает, что институт адвокатского запроса как значимого инструмента сбора доказательств в целях реализации адвокатом своих полномочий требует совершенствования и развития.

 

Конституционный Суд опубликовал Определение № 784-О/2023, которым отказал в принятии к рассмотрению жалобы адвоката на невозможность в целях выполнения возложенных на него обязанностей получать конфиденциальные сведения из органов ЗАГС.

Адвокат АП Пермского края Степан Овчинников оказывал юридическую помощь гражданке Б. в рамках исполнительного производства, по которому она являлась взыскателем, а должником – гражданин И. В июне 2021 г. судебный пристав-исполнитель направила запрос в Комитет ЗАГС Пермского края с целью получения сведений о должнике: о смерти, регистрации брака, смене фамилии, имени и отчества, наличии детей. В документе было указано выдать ответ на запрос лично на руки представителю взыскателя – Степану Овчинникову. Адвокат также направил запрос в Комитет с целью получения сведений о регистрации брака должника с приложением запроса судебного пристава-исполнителя. Однако ЗАГС отказал в выдаче сведений адвокату, отметив, что он не входит в перечень лиц, указанных в п. 3 ст. 13.2 Закона об актах гражданского состояния.

Впоследствии Степан Овчинников обратился в суд с административным исковым заявлением к Комитету ЗАГС Пермского края и должностному лицу Комитета о признании незаконным отказа в предоставлении сведений. Суды отказали адвокату в удовлетворении требований, а в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Верховного Суда также было отказано.

В жалобе в Конституционный Суд (есть у «АГ») Степан Овчинников указал, что п. 3 ст. 13.2 Закона об актах гражданского состояния и п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре не соответствуют Конституции, поскольку не позволяют адвокату в целях выполнения возложенных на него обязанностей, включая обязанность предоставления гражданам квалифицированной юридической помощи, получать конфиденциальные сведения из органов ЗАГС при наличии согласия уполномоченного органа на выдачу соответствующих сведений адвокату.

Заявитель отметил, что без наличия у адвоката доступа к конфиденциальным сведениям он не может в полной мере реализовать конституционное право граждан на получение квалифицированной юридической помощи и защиту прав клиентов. «Получение же конфиденциальных сведений через посредников затягивает процесс помощи гражданам, приравнивает адвоката к рядовому представителю, а также приводит к смешиванию обязанностей адвоката и государства, так как адвокат не способен самостоятельно получать сведения для выполнения своих функций как адвоката»,– поясняется в жалобе.

Не найдя оснований для принятия жалобы к рассмотрению, КС напомнил, что реализация права каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ст. 29, часть 4 Конституции) возможна только в порядке, установленном законом, и что федеральный законодатель правомочен определить законные способы получения информации. Право на свободу информации может быть ограничено федеральным законом в соответствии с критериями, которые предопределяются требованиями Конституции, на основе принципа юридического равенства и вытекающего из него принципа соразмерности, отметил Суд. Он подчеркнул, что Конституция РФ допускает возможность установления в отношении той или иной информации специального правового режима, в том числе режима ограничения свободного доступа к ней со стороны граждан (определения КС РФ от 12 мая 2003 г. № 173-О, от 29 января 2009 г. № 3-О-О и др.).

КС указал, что, основываясь на данных конституционных положениях, Закон об адвокатуре устанавливает право адвоката на сбор информации, необходимой для оказания юридической помощи, в том числе посредством направления адвокатского запроса в органы государственной власти. Данный закон предусматривает, что в предоставлении адвокату запрошенных сведений может быть отказано в случае, если запрошенные сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом (подп. 1 п. 3 ст.6, подп.3 п. 4 ст. 6.1).

В определении поясняется, что п. 3 ст. 13.2 Закона об актах гражданского состояния устанавливает закрытый перечень государственных органов и должностных лиц, управомоченных запрашивать сведения у органа ЗАГС, и адвокат в данный перечень не входит. КС полагает, что отсутствие у адвоката, представляющего интересы лиц, не имеющих права на получение сведений о государственной регистрации актов гражданского состояния, права запрашивать и получать соответствующие сведения не может рассматриваться как нарушение его конституционных прав.

Суд разъяснил: адвокат вправе реализовать свои права при оказании юридической помощи гражданину путем обращения к управомоченным органам и должностным лицам с требованием совершить предусмотренные законом и относящиеся к их компетенции действия для защиты и реализации прав его доверителя, в том числе направить запросы о предоставлении сведений из ЗАГС и принять на основании полученных сведений необходимые правовые меры.

В комментарии «АГ» Степан Овчинников рассказал, что столкнулся также и с тем, что судебный пристав-исполнитель отказался запрашивать сведения из органов ЗАГС о данных супруги должника. В связи с этим адвокат был вынужден также обратиться в суд. «К нашему удивлению, суд первой инстанции вообще указал, что супруга должника стороной исполнительного производства не является, обратить взыскание нельзя, сведения запросить не даст. Суд апелляционной инстанции отменил такое решение, указал, что судебный пристав должен запросить указанные сведения. В общей сложности на получение просто справки о данных супруги должника у нас ушло восемь месяцев», – рассказал он. Это, по мнению Степана Овчинникова, наглядно показывает, что не созданы условия для оказания эффективной и своевременной юридический помощи. Напротив, такие обстоятельства являются условием, способствующим развитию коррупционной составляющей, предположил адвокат.

Степан Овчинников полагает, что КС РФ подошел к рассматриваемому вопросу формально. «В своей жалобе мы указали на наличие данной проблемы и предложили свой вариант ее решения: позволить адвокату, участвующему в исполнительном производстве, запрашивать сведения из органов ЗАГС по исполнительному производству при наличии на это согласия государственного органа, поименованного в п. 3 ст. 13.2 Закона об актах гражданского состояния», – поделился адвокат.

Как отметил заявитель, в жалобе указано, что данный способ уже применяет другой институт гражданского общества. Так, финансовый управляющий обладает правом получать информацию о наличии заключенных, расторгнутых браков, об изменении имен, фамилий, отчеств в отношении должников и их супругов (бывших супругов) из органов ЗАГС, несмотря на отсутствие управляющего в закрытом списке лиц, указанных в п. 3 ст. 13.2 Закона, подчеркнул Степан Овчинников. «В своем определении КС РФ не стал давать оценку нашим доводам, а также не предложил варианты решения проблемы», – считает Степан Овчинников.

Адвокат КА Челябинской области «Стратегия» Денис Панов полагает, что, несмотря на то что КС РФ признает публично-правовой характер адвокатской деятельности как гарантию права каждого на получение квалифицированной юридической помощи, все-таки адвокат рассматривается как представитель частного лица. В связи с этим полномочия адвоката в отношениях с третьими лицами рассматриваются как производные от прав доверителя, пояснил он. «Предоставление адвокату больше прав, чем есть у доверителя, на получение охраняемых законом сведений потребует механизма контроля со стороны государства за деятельностью адвокатов вплоть до проверки обоснованности адвокатских запросов по конкретным адвокатским производствам (соглашениям об оказании юридической помощи) и неизбежного вмешательства в адвокатскую тайну. Не думаю, что сами адвокаты готовы допустить посторонних лиц в свои производства», – рассуждает эксперт.

Он подчеркнул, что без механизма контроля возможны злоупотребления, причем не только со стороны адвокатов, но и со стороны доверителей, которые под прикрытием надуманных, но законных целей будут заключать соглашения для получения по адвокатским запросам конфиденциальной информации и расторгать соглашения сразу после ее получения. В связи с этим Денис Панов считает, что определение КС РФ выглядит вполне логичным и прогнозируемым.

Адвокат АП Московской области Артур Шаповалов отметил, что Конституционный Суд лишь вновь подтвердил ограничительный подход в толковании права адвоката на получение сведений, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи: «Мы с коллегами регулярно сталкиваемся с отказами в предоставлении запрашиваемой информации даже в тех случаях, когда запрос касается самих доверителей, например при запросе личного дела доверителя для предоставления в суд».По мнению Артура Шаповалова, на сегодняшний день адвокаты существенно ограничены в возможности сбора информации. «Это выливается в то, что нам приходится направлять адвокатские запросы без какой-либо надежды получить содержательный ответ – только для того, чтобы заявить в суде ходатайство об истребовании доказательств. Излишне сказать, что удовлетворение такого ходатайства остается на усмотрение суда.

Сложившееся положение дел крайне усложняет работу, но я не предвижу в ближайшем будущем каких-либо перемен», – считает эксперт.

Адвокат АП г. Москвы, партнер практики семейного права и наследственного планирования BGP Litigation Виктория Дергунова обратила внимание, что адвокатский запрос представляет собой одну из гарантий профессиональных прав адвоката. Вместе с тем получить действительно необходимые и ценные сведения с его помощью затруднительно, подтвердила она.

Как отметила Виктория Дергунова, одна из наиболее распространенных причин отказа в предоставлении запрашиваемой адвокатом информации – установление в ее отношении особого порядка получения: персональные данные, государственная, банковская, служебная, коммерческая, нотариальная и другие виды тайн. «Именно поэтому все чаще в профессиональном сообществе поднимается вопрос о предоставлении адвокатам доступа к сведениям ограниченного доступа. Законом не установлен закрытый перечень информации, которая не может быть получена  посредством адвокатского запроса. Ее часть в принципе носит пограничный характер, то есть, с одной стороны, не отнесена законом к информации с ограниченным доступом, а с другой – находится в сфере действия той или иной тайны», – разъяснила адвокат.

Виктория Дергунова указала, что получить такие сведения можно только в судебном порядке. Однако она полагает, что зачастую само по себе обращение в суд без них является затруднительным, а в ряде случаев связано с риском необоснованности заявленных требований и последующего взыскания с доверителя судебных расходов.

Адвокат отметила, что во многих странах (Франция, США, Великобритания) полномочия адвокатов существенно шире, чем в России, что объясняется в том числе тем, что адвокаты являются хранителями адвокатской тайны и не могут распространять ее неопределенному кругу лиц или использовать во вред интересам доверителей. В некоторых же юрисдикциях, например в Казахстане, адвокатский запрос вообще приравнивается к судебному, и непредоставление ответа на него влечет ответственность вплоть до уголовной, рассказала Виктория Дергунова.

По ее словам, институт адвокатского запроса как значимого инструмента сбора доказательств в целях реализации адвокатом полномочия по оказанию квалифицированной юридической помощи требует совершенствования и развития. «В частности, назрела необходимость расширения прав адвокатов на получение информации с ограниченным доступом по аналогии с нотариусами, ведь и та, и другая деятельность является специальной и регулируемой, на обе сферы распространяется режим тайны. Расширение перечня сведений, к которым адвокату будет предоставлен доступ в определенном порядке, поспособствует эффективности оказания  квалицированной юридической помощи доверителям, снизит нагрузку судебной системы и поспособствует укреплению института адвокатуры в целом», – полагает адвокат.

 

Анжела Арстанова

Источник:https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-poyasnil-chto-otsutstvie-u-advokata-vozmozhnosti-poluchat-svedeniya-iz-organov-zags-ne-narushaet-ego-prava/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66